Google, Microsoft и Facebook объединяются для борьбы с информационной пандемией

Выходцы из Facebook и Google объединились для борьбы с негативным влиянием соцсетей и смартфонов

Чтобы бросить вызов технологическому чудовищу Франкенштейна, которое сами же и породили.

Бывшие сотрудники Facebook и Google создали организацию под названием «Центр гуманных технологий». Вместе они намерены бороться с опасным влиянием соцсетей и смартфонов на жизнь людей.

Первым делом специалисты планируют провести образовательную кампанию «Правда о технологиях» в 55 тысячах американских школ. Финансировать деятельность центра поможет Common Sense Media — она уже вложила в кампанию 7 миллионов долларов. Также организация направит 50 миллионов долларов на проведение занятий со школьниками, их родителями и учителями о последствиях применения технологий. Например, людям расскажут о депрессии, которая может появиться вследствие интенсивного использования соцсетей.

«Мы были внутри, — отмечает бывший главный юрист Google Тристан Харрис (Tristan Harris), который является главой центра. — Мы знаем, что компании измеряют. Мы знаем, что они говорят, и мы знаем, как работают их технологии».

Выступление Харриса на конференции TED в июле 2017 года (есть русские субтитры)

Негативное влияние технологий стали особенно часто обсуждать в последние месяцы. В январе два крупных инвестора с Уолл-стрит попросили Apple изучить влияние своих продуктов на здоровье людей и ограничить использование детьми iPhone и iPad. Тем временем специалисты по педиатрии и психиатрии призвали Facebook отказаться от Messenger для пользователей младше 13 лет. Эксперты также выражали тревогу по поводу YouTube Kids, который может пропускать неприемлемый контент. Однако некоторые учёные вместо ограничений советуют родителям просто помочь ребёнку правильно освоить цифровой мир.

«Крупнейшие суперкомпьютеры в мире находятся внутри двух компаний — Google и Facebook, — с помощью них они влияют на мозг людей, особенно детей», — считает Харрис.

Помимо него, в «Центр гуманных технологий» входят бывший производственный директор Facebook Сэнди Паракилас (Sandy Parakilas), бывший директор по коммуникациям Apple и Google Линн Фокс (Lynn Fox), бывший топ-менеджер Facebook Дейв Морин (Dave Morin), создатель лайка в Facebook Джастин Розенштейн (Justin Rosenstein) и один из первых инвесторов Facebook Роджер МакНами (Roger McNamee).

Ещё одним проектом организации станет запуск сайта с инструкциями для рядовых сотрудников ИТ-гигантов, которые беспокоятся об этике своей работы. Ресурс будет публиковать данные о влиянии на здоровье различных технологий и способах создания более безопасных продуктов. Также «Центр гуманных технологий» планирует лоббировать законопроекты, направленные на ограничение власти крупных технологических компаний.

По словам раннего инвестора Facebook Роджера МакНами, он присоединился к организации, потому что был в ужасе от того, что помог породить. Сейчас МакНами надеется исправить ошибку.

«Facebook обращается к вашему первобытному мозгу — к тому, что отвечает за страх и гнев».

Тем временем глава Facebook Марк Цукерберг также пытается исправить ситуацию. В январе соцсеть анонсировала крупные изменения в новостной ленте. В частности, Facebook станет показывать пользователям больше постов от друзей и местных изданий, плюс доверит людям выбор надёжных источников новостей — правда, с помощью лишь двух коротких вопросов.

Хотите подсказать новость или поделиться экспертным мнением? Пишите: news@cossa.ru

Data-driven без чепухи: спецпроект для практиков

Коллеги из E-Promo объясняют, как data-driven подход помогает проектировать сильные маркетинговые стратегии:

  • Откуда брать ценные для бизнеса данные;
  • Как их корректно агрегировать и анализировать;
  • Как устроено data-driven продвижение на примерах свежих кейсов;
  • И каких результатов можно достичь, интегрировав ИИ-сервисы в работу маркетологов.

2021 — год умного маркетинга, заряженного технологиями и большими данными, не отставайте →

Операционный директор Facebook о том, как соцсеть может помочь в борьбе с пандемией

«Это небывалый кризис, — говорит Сэндберг. — Я очень серьезно отношусь к моим обязательствам». На прошлой неделе Facebook создал центр информации о коронавирусе — модуль в верхней части новостной ленты пользователей, который содержит актуальные новости от ВОЗ, а 9 апреля организации совместно запустили уведомления в WhatsApp, которые отвечают на самые частые вопросы о коронавирусе.

Топ-менеджер не забывает о том, что Facebook совсем недавно не смог защитить пользователей от утечки данных и ложной информации. Она говорит, что именно эти ошибки помогли компании подготовиться к текущей ситуации. «Мы работали не только над тем, чтобы вернуть доверие к нам, но и над тем, чтобы всегда поступать должным образом, — говорит Сэндберг. — Теперь мы знаем, что такое ложная информация и как ее обнаружить. Мы знаем, как ее удалить, и мы знаем, что должны полагаться на других людей [например, на ВОЗ и на Центр профилактики и контроля заболеваний], потому что сами мы не справимся».

Кроме того, Сэндберг полагает, что сила, которую она приобрела, пережив личное горе, а именно смерть ее супруга Дэйва Голдберга пять лет назад, подготовила ее к руководству во время этого кризиса. «Самая большая проблема, с которой я когда-либо сталкивалась и на фоне которой меркнет все, что я когда-либо переживала, — это внезапная гибель моего супруга», — рассказывает она. «И это совершенно отличается от нынешней ситуации с коронавирусом. Однако у неожиданных и негативных событий есть сходства. Работа, которую я провела ради моей книги «План Б», была полностью посвящена тому, чтобы разобраться, как мы поступаем во время таких событий и как они помогают нам расти», — объясняет Сэндберг.

Читайте также:  Создан робот, способный осуществлять операции, связанные с трепанацией черепа

Сэндберг отмечает, что ее, как и многих американцев, вдохновил губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо, который недавно во время ежедневного брифинга упомянул о том, как важно находить поводы для радости в тяжелые времена. «Все мы слышали о посттравматическом стрессовом расстройстве», — говорит она. «Но гораздо больше людей испытывают посттравматический рост, чем ПТСР, хотя мы об этом никогда не слышали», — добавляет Сэндберг. Идея в том, что травматические события помогают нам учиться и расти. «Удивительный вывод заключается в том, что мы на самом деле можем улучшить нашу жизнь благодаря тяжелейшим событиям, — говорит Сэндберг. — Я многому научилась после смерти Дэйва. Но моя жизнь сильно изменилась, и во многих отношениях я научилась очень важным вещам: например, как находить светлые стороны и поддержку близких, и что именно настоящие трудности делают нас сильнее. Если бы я могла отдать все эти новые знания, чтобы вернуть Дэйва, я бы это сделала — с радостью, но я не могу». Она добавляет, что даже в самые темные времена можно извлечь ценные уроки: «Можно ли найти поводы для радости, даже потеряв мужа? Несомненно. Можно и нужно. И именно так мы восстанавливаемся и учимся после подобных событий».

Похоже, что эти уроки ей пригодились. Facebook, который сильно зависит от выручки за рекламу малого бизнеса, был одной из первых ведущих IT-компаний, предложивших поддержку. «Мы постоянно поддерживаем связь с малым бизнесом, и они сказали нам, что [больше всего] они нуждаются просто в финансовой помощи», — говорит Сэндберг. 17 марта компания объявила, что готова выплатить $100 млн в форме грантов для малого бизнеса. По состоянию на 11 апреля компания уже получила более полумиллиона заявок на участие в программе. Из $100 млн $40 млн предназначены для 10 000 малых предприятий в 34 городах США, причем 50% выделены для компаний, которыми владеют женщины, представители национальных меньшинств и ветераны. Остальные $60 млн будут распределены между владельцами малого бизнеса по всему миру.

«Все обеспокоены последствиями коронавируса, однако женщины и темнокожие женщины находятся в особенно уязвимом положении», — рассказывает Сэндберг, ссылаясь на новое исследование ее инициативы Lean In, согласно которому для работающих женщин вероятность того, что они не смогут оплачивать жизненно необходимые расходы на протяжении более чем месяца в случае потери личного дохода, в два раза выше, чем для их коллег-мужчин. «Как это всегда и бывает, женщины — опора наших семей и сообществ, и женщины страдают заметнее всех».

Компания сотрудничает также с Управлением по делам малого бизнеса США, чтобы разослать примерно 30 млн владельцев малого бизнеса по всей стране приглашения обратиться за антикризисными займами. У трети предприятий малого бизнеса в США нет своих сайтов, однако у большинства есть страницы на Facebook, а значит, платформа находится в уникальном положении для того, чтобы распространить информацию.

«Малый бизнес — это и есть наш бизнес, — говорит Сэндберг. — 140 млн предприятий малого бизнеса по всему миру ежедневно пользуются нашими продуктами, и наша цель — помочь им в нынешней ситуации». С этой целью IT-гигант выпустил ряд инструментов для поддержки малого бизнеса в этих уникальных обстоятельствах, в том числе цифровые подарочные сертификаты, сервисы для сбора средства и упрощенные способы сообщать клиентам об изменениях в порядке оказания услуг.

Согласно результатам недавнего опроса, проведенного Goldman Sachs, 96% владельцев малого бизнеса сообщают о том, что COVID-19 повлиял на их деятельность, причем более половины говорят, что не смогут продолжать работать дольше трех месяцев. Сэндберг верит, что социальные сети могут помочь. «Мы видим, как удивительные вещи случаются, потому что компании не могут работать как прежде, — отмечает Сэндберг. — Поэтому одним компаниям придется закрыться, но другие смогут открыть для себя новые направления».

Например, Magic Arts Studio, компания из Моррисвиля, штат Пенсильвания, которая проводит занятия по прикладному творчеству, перешла в формат онлайн-обучения, и ее преподаватели дают бесплатные уроки в Facebook Live. Любимый пример Сэндберг — это This Mum Runs из Бристоля, Англия, онлайн-магазин, который зародился как группа на Facebook для любителей бега, а сейчас привлек 250 волонтеров, чтобы доставлять продукты и лекарства тем, кто в этом нуждается. «This Mum Runs — это организация, которая всегда помнит о своем сообществе и своих целях, — говорит Мел Баунд, основательница и гендиректор This Mum Runs. — Именно это позволило нам быстро и эффективно отреагировать на кризис, который коснулся нас всех — поддержать тех, кто особенно в этом нуждается, защитить наше сообщество и позволить ему развиваться». Малый бизнес по всему миру сейчас не знает, чего ждать в будущем, и именно такие компании могут вдохновить остальных на поиск новых способов вести деятельность в этой изменившейся реальности. «Вот так люди трансформируют свои компании, переходят в онлайн и связываются с клиентами другими способами, — говорит Сэндберг. — Поэтому я действительно верю, что это новая Главная улица».

Читайте также:  Появился сервис, позволяющий оплачивать покупки взглядом

Facebook активно поддерживает не только малый бизнес. В прошлом месяце Facebook запустил Центр ресурсов для бизнеса, где можно найти ресурсы и рекомендации, которые помогут компаниям оставаться на связи и продолжать работать, а также получить прямой доступ к достоверной информации о COVID-19. На прошлой неделе компания выпустила серию «вертикальных рекомендаций» или руководств по устойчивости для компаний вроде ресторанов и кафе, розничных магазинов, салонов красоты, спортзалов и досуговых центров, партнерств и агентств и даже медиа и издательств.

Только время покажет, помогут ли усилия Facebook малому бизнесу. Это касается и попыток компании вернуть доверие пользователей. «Я не говорю, что люди это всегда понимали, но мы действительно всегда пытались поступать должным образом», — объясняет Сэндберг. «Когда мы допускали ошибки, мы совершенно точно не делали этого намеренно, и мы стремились как можно быстрее их исправить. И я думаю, что мы всегда действовали ответственно. Возможно, что теперь люди смогут взглянуть на это под другим углом, поскольку в мире происходят такие масштабные изменения. Однако наш подход заключается в том, чтобы всегда поступать должным образом, решать имеющиеся проблемы и пытаться предотвратить новые, — говорит Сэндберг. — И именно этого подхода мы всегда и придерживались».

Четверикова: “Пандемическое Соглашение прикрывает установку нового мирового порядка”

Текстом своего выступления Ольга Николаевна Четверикова поделилась с «Новыми Известиями».

«22 ноября 2020 г. на саммите Большой Двадцатки глава Евросовета Шарль Мишель впервые озвучил призыв заключить международный договор по пандемии, который должен быть согласован со всеми организациями и подразделениями ООН. В конце 2020 г. глава ВОЗ заявил, что мир находится на грани катастрофического морального провала, потому что перспектива равного доступа к вакцинам оказалась под угрозой. и в этих условиях ВОЗ утверждает очередной Стратегический план по обеспечению готовности и реагирования в отношении ковид-19.

А 30 марта в «The Telegraph» появляется знаковое письмо-обращение 25 – 23 лидеров государств и глав Евросовета и ВОЗ под названием «Ни одно правительство не может справиться с угрозой пандемий в одиночку – мы должны объединиться».

Сравнив современную ситуацию с разрушительными последствиями двух мировых войн, авторы письма назвали CОVID-19 «самым большим вызовом мировому сообществу с 1940-х годов». «Будут и другие пандемии и другие крупные чрезвычайные ситуации в области здравоохранения. Ни одно правительство или многостороннее агентство не сможет справиться с этой угрозой в одиночку. Вопрос заключается не в том, будет ли это, а в том, когда».

Подчеркнув, что «иммунизация является глобальным общественным благом», они заявили, что страны должны совместно работать над новым международным договором по обеспечению готовности к пандемии и ответным мерам. Так же, как тогда все страны объединились, преодолев изоляционизм, чтобы решить свои проблемы, необходимо это сделать и сегодня, чтобы «построить более надёжную международную архитектуру здравоохранения». Главной целью договора должно стать содействие подходу «всё правительство и всё общество», который должен привести к большей взаимной подотчётности и прозрачности.

Наконец, в мае это повторил уже гендиректора ВОЗ на 74 сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения, Посетовав на то, что существующих доз вакцин хватило пока только на 1% населения 125 стран, он настоятельно призвал государства-членов поддержать кампанию по вакцинации к сентябрю не менее 10% населения мира ан и сделать «рывок» для вакцинации до конца декабря не менее 30% населения. У МВФ более амбициозные цели, вакцинировать до конца года 40% населения мира, а к середине 2022 г. – 60%. У Евросоюза – 70% населения к сентябрю 2021 г. Так что цифры в 60% в РФ определяются не нац. интересами, а международными установками.

Гендиректор призвал к юридически обязательному соглашению об обеспечении готовности и реагирования на пандемию, который только и позволит преодолеть все глубинные недостатки. И опять из его уст прозвучали пугающие прогнозы-установки: «Не надо питать иллюзий: эта пандемия не будет последней… Сама природа эволюционных процессов позволяет с уверенностью утверждать, что возникнет ещё один вирус, ещё более трансмиссивный и смертоносный, чем этот».

Этот вопрос должен быть рассмотрен на специальной сессии Всемирной ассамблеи с 29 ноября по 1 декабря 2021 г.

С конца 90-х годов здоровье стало рассматриваться не как гуманитарный, а как глобальный политический и экономический вопрос, а. ВОЗ стала ориентироваться на частных игроков, превратившихся в главных спонсоров, совместно с которыми были созданы глобальные партнёрства, ЧГП, фонды, инициативы и проекты. Именно в этот период выходит на арену Ф.Г., расходы которого на здравоохранение во всём мире превышают расходы всех правительств, за исключением правительства США и который стал неформально определять приоритеты глобального здравоохранения и влияния на политику. В итоге повестку дня диктует не ВОЗ, а крупнейшие финансовые структуры и Большая фарма.

Читайте также:  В США создали устройство, отвечающее за безопасность кардиостимуляторов

С провозглашением пандемии вырисовываются контуры нового медицинского порядка.

Во-первых, складывается неконтролируемая со стороны государств система финансирования. Главными финансовыми спонсорами вышеуказанных процессов являются Всемирный банк (ВБ), МВФ и другие международные банки развития (МБР). ВБ ещё 2 апреля 2020 г. представил «Программу стратегической готовности и реагирования на COVID-19», ожидаемая дата закрытия которой – 31 марта 2025 г. В ней подробно описаны меры борьбы с пандемией, которые должны контролироваться в тесной координации со всеми многосторонними и региональными донорскими агентствами и особо выделено, что «Банк и международное сообщество будут играть ключевую роль в ответных мерах на COVID-19, следуя техническому руководству ВОЗ». К июню 2023 г. ВБ должен выделить 330 млрд. долл., а МВФ в специальных правах заимствования (SDR) в соответствии с последним доклада фонда Рокфеллера, – 44 млрд. на вакцины . Всё это в рамках COVAX всемирной инициативы по равному доступу к вакцине.

Кроме того, в мае 2020 г. в целях расширения донорской базы ВОЗ и «повышения устойчивости» её финансирования был основан Фонд ВОЗ –независимое юрлицо со штаб-квартирой в Женеве. Тедрос Гебреисус оценил этот шаг как «один из элементов трансформации» ВОЗ и «уникальная возможность участвовать в совместном формировании будущих контуров мирового здравоохранения».

Во-вторых, идёт подготовка к утверждению единой нормативно-правовой базы борьбы с пандемией на основе международных стандартов. Для этого ВОЗ, Программа развития ООН, Объединённой программы ООН по ВИЧ/СПИД и Институт права при Джорджтаунском университете создали юридическую лабораторию COVID-19 Law Lab, которая создала для использования базу данных о всех нормативно-правовых документах, правилах и мероприятиях, введённых в ответ на борьбу с COVID-19 более чем в 190 странах. В случае подобной всеобщей унификации, каждое государство будет обязано согласовывать законы, оказывающие влияние на здоровье и выходящие сегодня за рамки сферы здравоохранения, не с национальными интересами и ценностями, а с международными обязательствами по реагированию на существующие и «новые угрозы» здоровью.

В-третьих, формируется единая идеологическая база для обоснования методов борьбы с пандемией, для чего, в частности, была провозглашена новая «наука» – инфодемилогия, призванная бороться с «инфодемией», под которой понимается недостоверная информация во время эпидемий, ослабляющая эффективность глобальных мер. Ещё до объявления так называемой «пандемии» Эндрю Паттинсон, руководитель цифровых операций ВОЗ, провёл круглый стол и подписал соглашение с Google, Facebook, Twitter, Instagram и 30 компаниями о цензуре всей непроверенной информации, то есть не соответствующей подходу ВОЗ.

Соответствующие инициативы ООН и ВОЗ рассматривают решение проблемы «инфодемии» как важную составную часть борьбы с пандемией. Учитывая, что ВОЗ говорит о неизбежности нескольких волн пандемии и новых, более страшных пандемий, инфодемиология превращается в идеологический инструмент глобальных агентств и обслуживаемых ими крупнейших фармацевтических компаний и банков по подавлению любого альтернативного подхода и мнения, квалифицируемых как «ненаучные» и «представляющие угрозу».

Подобные попытки создания и навязывания мировой тоталитарной идеологии в сфере науки и нравственности уже осуществлялись нацистской Германией. И что это за идеология – хорошо известно по откровенно евгеническим программам фондов Рокфеллера и Гейтса. И не случайно Тедрос, говоря о вакцинации, провозгласила новые названия для коронавирусных вариантов впервые идентифицированных в Великобритании, Южной Африке, Бразилии и Индии, назвав их Альфа, Бета, Гамма, и Дельта соответственно – отсылка к глобалистскому манифесту Олдоса Хаксли «Дивный Новый Мир», списанный с трудов брата Джулиана Хаксли Джулиан Хаксли, член Лондонского королевского общества, Британского общества евгеники, биолог-эволюционист, сторонник естественного отбора, известный как «Мальтус ХХ века», стал первым Генеральным директором ЮНЕСКО.

Подобные заявления представителей глобальных агентств и ведомств не только ложатся в основу евгенической риторики дискриминации, а затем и сегрегации людей по «ковидному» принципу – либо по принадлежности к типу вирусного варианта, или по принципу: привит-не привит, но становятся фактически базой для реабилитации фашизма.

Понятно, что речь идёт о соглашении, которое юридически закрепит право узкого элитарного круга лиц, придерживающихся евгенического мировоззрения, сконцентрировать в своих руках значительную власть и определять цели и задачи мировой медицины. А учитывая, что всеобщая обязательная вакцинация становится приоритетной, понятно, что речь идёт о создании нового медицинского порядка, в котором Россия лишится права защищать свою безопасность.

Страна, победившая фашизм, добившаяся защиты человека, проведения Нюрнбергского Процесса и принятия Нюрнбергского Кодекса1947 г. ценой миллионов жизней своих сынов и дочерей, не имеет нравственного, морального, человеческого права принять участие в подобном Пандемическом Соглашении, под прикрытием которого открыто происходит реализация «нового мирового порядка», однажды уже заявленного Адольфом Гитлером.

Мы, граждане Российской Федерации, вправе знать, какое будущее готовят нам неподотчётные ни перед кем глобальные мировые агентства, так же, как мы вправе решать, принимаем мы его или нет.

Наследники победы обязаны сказать своё однозначное НЕТ поднявшему голову фашизму!»

Цифровой мир для раба от глубинного государства

Заявка на глобальную победу над человечеством. Греф, Мишустин и Шваб выступили на Cyber Polygon 2021

Читайте также:  Покупательский спрос на бытовую технику и электронику упал в 2021 году

Автор – Дмитрий Светин

Девятого июля прошел Международный online-тренинг по кибербезопасности Cyber Polygon 2021, который организует компания по управлению цифровыми рисками BI.ZONE, входящая в экосистему «Сбера». Его поддерживал Центр кибербезопасности Всемирного экономического форума (ВЭФ) и Интерпола. Тренинг открыл глава Сбербанка Герман Греф, после него к участникам onlinе-сессии обратились председатель правительства России Михаил Мишустин, и президент ВЭФ в Давосе, автор теории капитализма участия Клаус Шваб.

Если кто-то думает, что “полудне́вное” мероприятие в Интернете, пусть и с анонсированном «Cбером» участии 7 млн человек из 78 стран мира («Не верю», – © Немирович-Данченко), требует присутствия таких уважаемых лиц, то он страдает врожденной наивностью. Площадка форума по безопасности была использована глобалистами неоконами для того, чтобы по их новой традиции, представить дальнейший план трансформации жизни на Земле в «новый дивный мир». Одновременно Мишустин фактически принес клятву верности этому будущему мировому укладу, куда собирается встроить Россию через систему «институтов развития» – обеспечивающую устойчивость движения нашей страны в “общемировом” тренде. Речь идет о планах устойчивого развития ООН до 2030 года, которые по какому-то злому “совпадению” названы “национальными целями” нашей страны.

Открывая интернет-саммит, Греф обозначил реперные точки будущих дискуссий. «Мы собираемся online, чтобы обсудить возможности и вызовы, который ставит перед нами технологический прогресс. Кибербезопасность остаётся одной из самых важных тем на повестке дня мирового сообщества. Наш мир изменился, и мы адаптируемся к новой реальности. Экосистемы стали новой тенденцией для бизнеса и государств, они сейчас практически везде. Их устойчивость будет определять безопасность нашего будущего на многие годы вперёд». Между строк читается, что новые возможности появляются из запущенной пандемии COVID-19, она вынуждает людей принять решения, которые в здравом уме и светлой памяти они никогда бы не стали исполнять. Мир уже изменился, и обратного пути у человечества нет, фактически утверждает Герман Греф. Для людей остался только вариант адаптации, привыкания к новой реальности, к слому старого уклада и традиций. Зато охрана корпоративных и глобальных компьютерных экосистем, регламентирующих жизнь граждан под руководством транснациональных организаций, теперь есть главная задача международных сил безопасности.

Выступающий следом Михаил Мишустин для начала отчитался за уже произошедшие изменения: «Прошлый год принёс колоссальные перемены, он изменил жизнь большинства людей. В новых реалиях государства и бизнес стремятся обеспечить наиболее комфортные условия для жизни и работы граждан, ускоряют темпы цифровизации и реализуют даже самые прогрессивные идеи в максимально сжатые сроки». При этом он обозначил и дальнейшие сроки реализации программы глобалистов: «В РФ цифровая трансформация затронет 40% экономики до конца 2023 года, в соответствующую национальную программу войдут порядка 650 компаний. К концу того же года в электронный формат будут переведены все социально значимые государственные и муниципальные услуги. Мы напряжённо работаем над тем, чтоб обеспечить подключение к интернету на всей территории РФ, включая самые дальние точки нашей огромной страны. К 2030 году эта цель будет реализована». Затем председатель правительства РФ констатировал, что новым витком промышленной эволюции становятся цифровые экосистемы. Их активно выстраивают и страны, и крупный бизнес, чтобы максимально эффективно предоставлять разнообразные сервисы гражданам и клиентам. Переводя с новояза на русский язык, это значит внедрение в жизнь людей интересов глобальных корпораций, вписывание корпораций в их окормление под предлогом «роста качества жизни». Стоит обратить особое внимание на слова главы российского правительства в отношении киберпреступлений. Приведя общеизвестную статистику, Мишустин внезапно сообщил, что ВЭФ Клауса Шваба «включает кибератаки на критическую информационную инфраструктуру в число глобальных технологических рисков». Заметим: премьер РФ в вопросах безопасности опирается не на ФСБ, не на МВД, не на Совет безопасности России, а на невнятную организацию из Швейцарии. Это позволило ему сделать вывод, что «киберпреступность и хакерство – это глобальные угрозы, предотвратить которые можно лишь усилиями всего международного сообщества». Таким образом, в систему глобальных борцов с угрозами «новому дивному миру» автоматически вписывается Интерпол как надгосударственное силовое образование.

Третьим выступал Клаус Шваб, которого уважительно называли «профессором». К его речи стоит особенно приглядеться. Шваб утверждал дословно следующее: «За последние несколько месяцев мы наблюдали множество атак “шифровальщиков” на больницы, объекты критической инфраструктуры, школы, объекты энергоснабжения и многие другие жизненно важные сервисы. Граждане начинают чувствовать на себе последствия кибератак. Граждане начинают страдать от сбоев в поставках энергоресурсов, задержек в оказании медицинской помощи. Именно к этим последствиям разрушительных кибератак нужно готовиться, эту проблему непросто решить». Кто кричит громче всех: «Держи вора!»? Сам вор и его соучастники. Шваб проговорился, что нынешние кибератаки, реально не интересные хакерам с денежной точки зрения, являются, как и «пандемия» COVID-19 одним из инструментов дестабилизации доброго старого мира. У глобализаторов все идет по плану, поэтому ждем применения и следующей технологии – тотального голода из-за заражения мясомолочного скота, птицы и рыбы очередными «страшными мутирующими вирусами». Клаус Шваб продолжает свою мысль: «Для устойчивого восстановления экономики после пандемии нужно быстро внедрять новые сервисы, граждане должны доверять технологиям и иметь возможность убедиться в том, что они безопасны и их личное имущество и данные защищены. Доверие в этом процессе абсолютно необходимо». Таким образом, создается новая вера. Люди мира, лишенные старых традиций должны заместить ушедшие от них религиозные чувства верой в технологии, в корпоративные экосистемы. Кстати слова о «защите личного имущества» из уст человека, который практически открыто отрицает право людей на частную собственность в рамках “капитализме участия”, смотрятся очень неоднозначно. Но только для тех, кто знает про эти теории главы ВЭФ.

Читайте также:  Новая технология от Bosch предсказывает неисправности автомобиля задолго до их появления

Следующий озвученный им момент является ключевым и полностью показывает, почему наш глава кабинета министров Мишустин рекомендовал своим подчиненным довести планку вакцинации до 90%. Шваб утверждает, и его слова являются прямой инструкцией для “туземных государств”: «Один из уроков, которые мы извлекли из пандемии COVID-19, касается устойчивости, жизнестойкости. Мы должны не только защищаться от вируса, но и выработать способность противостоять вирусной атаке. Другими словами, только масок недостаточно – нужна вакцинация для выработки иммунитета в нашем организме. То же самое относится к кибератакам: в этой сфере мы также должны перейти от защитных мер к повышению общего иммунитета. Мы должны строить такие объекты IT-инфраструктуры, в которые изначально будут встроены цифровые антитела для самозащиты». Говоря о панацее вакцинации Шваб утаивает основной вывод, который сделали сотрудники Центра им. Гамалеи на уже собранной статистике. Вакцинация резистентных человеческих организмов, именно тех, иммунитета которых хватает для того, чтобы побороть вирус ковида, приводит к снижению их иммунного ответа на другие вирусные, бактериологические или физические воздействия, к примеру типа излучений вышек 5G. Диалектика говорит о том, что все это относится и к упомянутой киберсфере: чем больше кто-то пытается “вакцинировать” программы критических объектов или data-центров, тем больше вероятность их “падения”, которое, уже по закону Мерфи состоится в самый неподходящий момент. Кстати, «встроенными антителами» по Швабу являются программы тотального отслеживания людей и их гаджетов – добро пожаловать в мир «Большого брата».

Схема самого мероприятия тоже объясняет многое. Так, участники были разделены на два параллельных “трека” (просим прощение за “новояз” цифровизаторов) online-конференции для широкой публики и практического блока для специалистов по кибербезопасности. Понятно, что основной интерес представляла именно общая часть. В ней основной сессией стал диалог «Экосистемы как новый путь мировой интеграции», в котором приняли участие Герман Греф и сооснователь Apple Computer Стив Возняк. Основная тема обсуждения – роль цифровых технологий и образования в развитии цифрового мира. Вот несколько тезисов из главы «Сбера»:

• Развитие технологий продолжает укреплять связи между людьми, организациями и странами. • Бизнес (читай – глобальные корпорации) и государства создают экосистемы – целые сети из компаний и различных сервисов, не ограниченные рамками одной страны или континента. • Необходимо обеспечивать устойчивость и безопасную эволюцию корпоративных экосистем.

«Удивительно, насколько сильно технологический прогресс меняет целые индустрии. В случае “Сбера” мы стали первым банком в мире, который стал производить собственное аппаратное обеспечение. В прошлом году мы уже вывели свои первые устройства на рынок. Для нас это было очень необычно. На этот год у нас тоже есть амбициозные планы по созданию еще большего числа продуктов для наших клиентов», – “прокукукал” Герман Греф. В ответ ему громко “прокукарекал” Возняк: «Один из секретов успеха Apple – стремление делать и собственное “железо”, и собственный софт, поскольку это давало идеальную совместимость и формировало наилучший опыт для пользователей». Оба утверждения смешны по определению – и «Сбер», и Apple свое железо производят исключительно в Азиатско-тихоокеанском регионе. Греф отметил одну российскую особенность: «В России сложилась уникальная ситуация: одновременно представлены как зарубежные экосистемы (Google, Apple, китайские компании), так и национальные (“Сбер”, «Яндекс», Mail.ru). При этом только у Сбербанка более 110 миллионов клиентов по всей стране, в то время как у Apple – один миллиард активных айфонов, не говоря уже об остальных продуктах – Apple Music, Apple TV. Это колоссальное количество данных, в результате чего компании знают о людях больше, чем люди о самих себе». Одно – это заявление дорого стоит. И пусть потом и Возняк, и его визави говорили о необходимости соблюдения конфиденциальности больших данных, веры им уже не было. Как не стало ее после слов Грефа о том, что искусственный интеллект – «это единственная технология, у которой есть возможность “взломать” человека». Стив Возняк попытался было успокоить слушателей: «Люди напрасно интерпретируют ИИ как “интеллект” и проводят параллели с человеческим мозгом, ведь это абсолютно разные сущности. ИИ – это просто инновационная компьютерная технология, которая расширяет наши возможности», но главное уже было сказано…

На второй сессии – «Цифровое государство будущего – какое оно?» выступили экс-корреспондент Bloomberg TV и CNN Райан Чилкот, главный советник по безопасности Microsoft Роджер Халбхеер, и вице-президент по информационной безопасности Ростелекома Игорь Ляпунов. Участники дискурса рассказали, как технологический прогресс меняет облик государств и какую роль в этом процессе играет корпоративный бизнес, принимая на себя от государств часть полномочий управлением гражданам.

Читайте также:  Российскими специалистами создан летающий мотоцикл

Следующая сессия фиксировала ситуацию «Новый мир – новая валюта. Как обеспечить устойчивость финансовой системы с развитием цифровых валют?». Руководитель финансовых и валютных инициатив ВЭФ в Давосе Мэттью Блейк, президент Mastercard Europe Марк Барнетт, глава стратегических партнёрств, старший вице-президент Visa Мэттью Дилл, и заместитель председателя ЦБ РФ Алексей Заботкин обсуждали перспективы и риски развития цифровых валют с точки зрения глобализации, а также влияние новых платёжных средств на традиционную финансовую систему. Она в «новом дивном мире» тоже должна уйти вместе с другими традициями.

Заданный Клаусом Швабом тренд «глобальной борьбы с шифровальщиками» поддержал в специальном включении генеральный секретарь Интерпола Юрген Шток. Он рассказал о роли своей организации в борьбе с глобальной киберпреступностью. Но особенно “порадовала” ситуация с Международным красным крестом – еще одной глобальной организацией, курирующей пандемию COVID-19. Произошел дискурс между его президентом Петером Маурером и начальником Главного управления международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры РФ Михаилом Виноградовым о роли Красного Креста в создании безопасного цифрового пространства. Как когда-то сказал один советский юморист: «Боже ж мой, какая связь?!».

Выводы из приведенных фактов каждый читатель РИА «Катюша» способен сделать сам. Хотелось бы только отметить, что на площадке Cyber Polygon 2021 «Сбера» отметились все сермяжные российские глобализаторы, которым очень хочется встать в международный строй своих идеологических коллег. Они не понимают, что им там в любом случае не надеется места, как бы исполнительно они не отрабатывали команды руководителей «нового дивного мира» и их адептов. Поэтому стоит завершить этот материал перестроечным четверостишием, обращенным к некоторым нашим согражданам:
«Сейчас у нас эпоха гласности.
Товарищ, верь, пройдет она!
Но комитет госбезопасности
Запомнит ваши имена».

Видеообращение Михаила Мишустина к участникам тренинга по кибербезопасности Cyber Polygon 2020

Клаус Шваб: пандемия как трамплин

09.07 // 12:00 (мск). Cyber Polygon

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Google, Microsoft и Facebook объединяются для борьбы с информационной пандемией

В 2020 году помимо поиска ответа на стратегический вопрос, как остаться на плаву, весь бизнес вынужден решать и тактическую задачу: как обеспечить бесперебойную работу во время пандемии. С переходом компаний на удаленный режим выросло не только количество инцидентов информационной безопасности (ИБ) и их изощренность, но и масштаб последствий. В колонке для “Ъ” руководитель направления продвижения решений для бизнес-продуктивности «Microsoft Россия» Мария Шорина рассуждает, какие риски несет с собой новая реальность и почему сейчас ИБ приобретает особое значение.

Коронавирус не оставил бизнесу другого выхода, кроме как создать для сотрудников надежный и эффективный удаленный доступ к рабочему пространству. Весной сбивались с ног, выполняя колоссальную работу по обеспечению доступа к и инструментам связи, а мы оказывали им всестороннюю поддержку. Это не односторонний процесс: так, персонал теперь должен со своей стороны развивать навыки и внедрять культуру удаленной работы. Конечно, не всегда этот процесс протекает гладко. Но если все удается, компания не только не проигрывает от такого перехода, но и получает стратегическое преимущество перед конкурентами: новая привлекательная цифровая среда позволяет работать с большим вовлечением и новым уровнем связей и контактов, ранее недостижимым.

Практика показывает, что гибким, открытым к переменам компаниям перевод работы на дистанционные рельсы дается легче, чем тем организациям, где царил устаревший подход к информационной безопасности по модели «все запретить». Для последних переход на удаленку оказался очень сложным и болезненным процессом, так как им пришлось идти на компромиссы с установленными правилами. Либо делать для пользователей множество ограничений по сравнению с обычным режимом работы, что вряд ли было продуктивно. Бизнесу и без того пришлось несладко, так как организовывать удаленный доступ к рабочим местам для своих сотрудников компаниям пришлось в спешке. А когда такой переход совершается очень быстро с точки зрения мобилизации IT, это не всегда проходит бесследно и безвредно того, что безопасность приносят в жертву скорости.

Люди по своей природе любопытны, и для такого кризиса, как в этом году, особенно характерны тревожность и потребность в информации. Поэтому злоумышленники использовали новости, связанные с пандемией, для привлечения внимания широкого круга пользователей.

В свете происходящего кибербезопасность действительно выходит на первый план для любого бизнеса, ведь речь идет об операционной отказоустойчивости. Чтобы избежать потерь при организации удаленного доступа для своих сотрудников, любая компания в первую очередь должна задать себе несколько вопросов:

  • Как защищается доступ и вход сотрудников в системы, например, тех, кто работает вне периметра?
  • Каким методом аутентификации вы пользуетесь?
  • Как вы оцениваете риски, когда кто-то пытается получить доступ к системе?
  • Насколько усиленно защищены администраторы?
  • Как вы публикуете ваши ресурсы вовне и контролируете к ним доступ?
  • Есть ли у вас автоматизированные средства защиты устройств от продвинутых кибератак, чтобы можно было реагировать быстро?
  • Как вы обеспечиваете защиту данных? Как контролируется их перемещение из рабочих приложений в личные?
Читайте также:  Планируется тестирование технологии V2X, обеспечивающей беспроводное соединение между машинами и объектами инфраструктуры

Удаленная работа несет в себе не только удобство для сотрудников, позволяя им оставаться в безопасности, но и новые вызовы для компаний. Один из главных состоит в том, что защищать приходится гораздо больше данных на гораздо большем киберпространстве. Ведь, по сути, корпоративные сети приходится объединять с домашними и другими частными сетями, а это значит, что защитный периметр разрастается, и чтобы уследить за ним, нужно больше ресурсов. Этим спешат воспользоваться злоумышленники. Поэтому по мере того, как организации продолжают перемещать приложения в облако, киберпреступники стали чаще использовать , чтобы нарушить доступ пользователей и скрыть более опасные атаки на ресурсы организации.

Так, в первой половине 2020 года мы отмечали рост атак, направленных на компрометацию корпоративных учетных записей. Очень важно, чтобы пользователи связывали пароли со вторым фактором надежной аутентификации. Для организаций включение многофакторной аутентификации (MFA) — настоящая необходимость, если они не хотят сталкиваться с утечками данных, тем более конфиденциальных. По нашим оценкам, включение MFA предотвращает 99% всех атак, нацеленных на кражу учетных данных.

Но нет худа без добра — многие компании сумели наконец оценить удобство облачной инфраструктуры. В условиях пандемии облака оказались просто незаменимы: быстрота развертывания, непрерывность работы размещенных в них сервисов, возможность масштабирования — какие еще информационные системы могут обеспечить не только сохранение работы в привычном режиме, но и рост производительности? Более того — облако на сегодня является уже необходимым условием эффективного обеспечения безопасности.

В целом современные облачные решения, как утверждают эксперты, обладают большей защищенностью, чем локальная . Так, по словам Okta в регионе EMEA Филипа Тернера, все больше компаний признают тот факт, что данные могут и должны считаться более безопасными в облаке, чем хранящимися на дорогостоящих локальных инфраструктурах: «Дешевле, проще и безопаснее заплатить поставщику облачных вычислений, чем делать это все самим». Облако с большим количеством арендаторов его ресурсов на самом деле может быть более безопасным, так как оно затрудняет таргетинг на конкретную компанию или набор данных, продолжает CTERA Networks по стратегическому маркетингу и работе с клиентами Рани Оснат.

Слова экспертов подтверждают и данные исследовательских компаний. К примеру, аналитики Gartner указывают на то, что случаи, когда источники проблем касались исключительно публичного характера облаков, можно пересчитать по пальцам. Любой облачный провайдер гарантирует определенный уровень сервиса своих услуг, при этом безопасность является основой контракта с клиентом, и нет оснований полагать, что публичные облачные провайдеры допускают меньший уровень гарантий в этой области. А по оценкам Shell, риски при миграции компании в облако и вовсе становятся ниже на 50%, чем при использовании собственной инфраструктуры.

Для такой , как Microsoft, удаленный доступ, конечно, не стал совершенно новым. Гибридный подход к организации рабочих процессов (возможность в случае необходимости поработать дистанционно — находясь дома, по делам в городе или в командировке) для сотрудников компании предусмотрен и практикуется давно. Теперь же это распространилось практически на весь персонал, так как с помощью собственных решений можно не только сохранить, но и повысить продуктивность труда и при этом оставаться в безопасности.

Новая реальность — новые риски. Поскольку удаленный доступ был в новинку для многих компаний, на периметре этих компаний появились и новые сервисы. И злоумышленники, конечно же, попытались их атаковать. Для всех перевод на удаленку стал . Очевидно, без проблем пройти его удалось немногим. Немаловажной с точки зрения ИБ стала и такая особенность самоизоляции как работа на собственных устройствах, которые получили возможность обращаться к корпоративным ресурсам. Если эти устройства в свою очередь недостаточно защищены, то они становятся легкой добычей злоумышленников.

Важным элементом безопасной удаленной работы является операционная система Windows 10 Pro. Она оснащена специальным комплексом инструментов: кроме удаленного рабочего стола в их число входит, например, возможность подключения к корпоративным сетям, что позволяет управлять компьютерами, применять групповые политики, устанавливать приложения и обновления. Пользователям доступны такие средства защиты как управляемое шифрование Bitlocker и Windows Information Protection. Первое, включая шифрование на компьютерах сотрудников, надежно защищает конфиденциальную информацию при утере или краже устройства, второе — предохраняет от утечки данных.

Кроме того, в числе наших инструментов для удаленной работы есть комплексное облачное решение Azure Active Directory (Azure AD), созданное для управления идентификацией и доступом с надежным набором функций по менеджменту пользователей и групп. Этот инструмент обеспечивает усиленную безопасность, повышает эффективность за счет бесперебойного защищенного доступа пользователей из любой точки мира к нужным приложениям с помощью системы единого входа. Azure AD сокращает расходы на , поскольку централизованное управление приложениями, данными и ресурсами экономит время и средства. От угроз также защищает система Microsoft Defender, она предохраняет пользователя от вредоносных электронных писем и позволяет настроить антифишинговую защиту, помогающую обезопасить сотрудников перед лицом все более изощренных атак.

Читайте также:  diHouse начинает поставки камер SJCAM в Россию

К слову, о фишинге. Было бы странно, если бы киберпреступники не использовали новостную повестку. Люди по своей природе любопытны, и для такого кризиса, как в этом году, особенно характерны тревожность и потребность в информации. Поэтому злоумышленники использовали новости, связанные с пандемией, для привлечения внимания широкого круга пользователей. Люди — самое слабое звено любой организации, а работающие на удаленке и сталкивающиеся каждый день со стрессом и проблемами с мотивацией становятся еще более простым инструментом в руках мошенников. Поэтому, увы, фишинг расцвел буйным цветом. Он стал наиболее популярным способом атаки данных пользователей, это подтверждают и данные нашего ежегодного отчета Digital Defense Report — около 70% всех киберинцидентов за год с сентября по сентябрь 2020 года пришлось на этот вид мошенничества.

В продолжение темы скажу, что одной из основных угроз в последнее время остаются , или, как их еще называют, . Такие атаки распространяются в основном через вредоносные письма, когда неподготовленные в вопросах ИБ сотрудники открывают вложения или кликают на ссылки в письмах от непроверенных источников. С октября 2019 года по июль 2020 года стали наиболее частой причиной реагирования на инциденты командами ИБ. При этом киберпреступники тщательно выбирают время для атаки, например, в праздничные дни, когда организации сложнее оперативно отреагировать на вторжение. Также они изучают потребности бизнеса, выбирая время, когда организации будет проще выплатить выкуп, чем оплатить простои, например, в течение биллинговых циклов в здравоохранении, финансах или юриспруденции.

Традиционный вопрос о данных звучит так: делиться или не делиться информацией. Для обычных пользователей очевидно: делиться, и как можно удобнее. Но к этому вопросу подходят отделы ИБ. Как справиться с огромным, постоянно растущим потоком данных в организации? Нужно уметь решать задачи обнаружения, классификации, защиты данных, а также управления данными. В первую очередь — чтобы обеспечить требования регуляторов, но не менее важной задачей является избежание утечек конфиденциальных данных. Особенно важным фактором во время пандемии стало то, что подавляющее большинство активов в организациях находятся в тени (службы ИБ или не знают о них, или не имеют контроля над ними), что осложняет их классификацию и защиту. Еще более сложный вопрос касается обмена данными с внешними партнерами, например, подрядчиками, с которыми все равно необходимо делиться, как гарантировать сохранность данных после завершения обязательств, например, обеспечить автоматическое удаление данных. Даже в базовых подписках M365 есть сервисы, позволяющие обеспечить минимальную безопасность данных. Мы верим, что только встраивая сервисы в существующие продукты, а не надстраивая их, можно достичь максимальной эффективности. При этом данные механизмы должны быть понятны и удобны пользователям.

Изощренность кибератак приводит к тому, что в области ИБ все больше компаний становятся сторонниками концепции Zero Trust (ZT, «Никому не доверяй»). Ее предложили больше десяти лет назад в Forrester Research. Как объясняют аналитики компании, в ИБ была старая поговорка: «Мы хотим, чтобы наша сеть была похожа на конфету M&M’s, с твердой хрустящей оболочкой и мягкой жевательной начинкой». Но для современного цифрового бизнеса эта модель безопасности, основанная на периметре, против злонамеренных инсайдеров и целевых атак уже неэффективна. Специалисты по безопасности и рискам должны устранить мягкий жевательный центр и сделать безопасность повсеместной во всей экосистеме цифрового бизнеса, а не только по периметру.

Таким образом, по сравнению с классическим подходом «Доверяй, но проверяй», где внутреннему кругу сети доверяют по умолчанию, модель ZT требует полного недоверия ко всем и ко всему вне зависимости от источника. Каждый запрос доступа предварительно проходит полную проверку подлинности, процедуру авторизации и шифрования. Для минимизации бокового смещения применяются принципы микросегментации и минимальных привилегий. Для обнаружения аномалий и реагирования на них в режиме реального времени используются функциональные средства искусственного интеллекта и аналитики.

Сегодня ZT получает все более широкое признание и распространение. По данным нашего недавнего исследования крупных компаний в Индии, Германии, Великобритании и США (Microsoft опросила почти 800 руководителей в области ИБ), 94% компаний сообщают, что они в той или иной степени уже внедряют элементы Zero Trust. Велика вероятность, что ZT станет отраслевым стандартом.

Однако кроме инвестиций в технологии защиты бизнесу необходимо также инвестировать в HR: не только наем, но и постоянную подготовку специалистов, а также регулярно проводить мероприятия, повышающие уровень кибергигиены всего персонала компании. Эти меры так же важны, как и регулярная установка обновлений для обеспечения безопасности, применение комплексных политик резервного копирования и использование MFA.

Американские инженеры создали 3D-принтер, который формирует объекты не послойно, а сразу во всем объеме

Поделитесь в соцсетях:

  • Нажмите, чтобы поделиться на Twitter (Открывается в новом окне)
  • Нажмите здесь, чтобы поделиться контентом на Facebook. (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться на LinkedIn (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться записями на Pocket (Открывается в новом окне)
  • Нажмите, чтобы поделиться в Telegram (Открывается в новом окне)
Читайте также:  В аэропорту города Лион машины будут парковать роботы

Большинство современных 3D-принтеров работает по одному и тому же принципу. Используя специальные затвердевающие «чернила», устройство поэтапно наносит слой за слоем, создавая объект нужной формы. В результате на готовом изделии заметны ступенчатые края и шероховатости, нуждающиеся в последующей обработке вручную, — они указывают границу между отдельными слоями.

Команда ученых из Университета Калифорнии в Беркли (США) представила новый метод аддитивной печати, который позволяет создавать объект сразу в полном объеме, а не послойно.

В качестве демонстрации возможностей технологии исследователи напечатали несколько различных фигурок, в частности, фигурку «Мыслителя» Огюста Родена. Как показано в видеоролике выше, под воздействием излучения жидкость в колбе превращается в твердый объект менее чем за минуту. При этом помимо того, что такой метод печати весьма быстр, он позволяет получать гораздо более качественные предметы, не имеющие вышеописанных структурных нюансов.

Как это работает

Чтобы напечатать фигурку объекта, исследователи в первую очередь делают снимки его тщательно проработанного цифрового прототипа, запечатлевая трехмерный прообраз со всех сторон, а затем составляют из фотографий видеоролик. На нем объект поочередно демонстрируется с разных углов (но с одного ракурса). В ходе полного оборота картинка сменяется несколько тысяч раз.

Готовое видео впоследствии загружают в 3D-принтер, который состоит из обычного проектора и вращающейся колбы, после чего последнюю наполняют жидким фоточувствительным полимерным прекурсором и синхронизируют ее вращение с видеороликом.

На заключительном этапе процесса инженеры направляют луч проектора на контейнер с прекурсором. Суперпозиция всех проекций дает такую дозу облучения и ее распределение по объему, при которых внутри сосуда с фоточувствительным полимером образуется твердый предмет заданной геометрии.

В конечном итоге в колбе остается сформированный объект и излишки жидкости, которые можно слить и затем использовать повторно.

Методика, описанная в журнале Science, получила название аксиальной компьютерной литографии. Разрешение новой технологии печати составляет 0,3 миллиметра. По словам инженеров, на создание небольшой фигурки (до 10 см в высоту) у инновационного 3D-принтера уходит от 30 до 120 секунд — для сравнения, на изготовление аналогичных объектов посредством традиционной 3D-печати требуется более часа.

Еще одно преимущество нового метода печати — способность наносить слой одного материала поверх другого. Благодаря этому можно, например, напечатать ручку отвертки вокруг металлического основания:

Ученые полагают, что в будущем новый метод аддитивной печати упростит создание различных медицинских имплантов, в частности, контактных линз, а также носимой электроники (так, датчики для умной одежды можно будет аккуратно «заворачивать» в защитный тонкий слой гидрогеля).

Главное препятствие на пути развития разработки — это стоимость используемых материалов. Существующие фотореактивные полимеры достаточно дороги, из-за чего их редко применяют в производстве. Поэтому создатели считают, что поначалу их технологию будут использовать для быстрой печати прототипов дорогостоящих небольших предметов — например, в стоматологии и ювелирном деле.

Объекты, которые ученым удалось напечатать на инновационном 3D-принтере. Среди них особого внимания заслуживают модель зубного протеза (а), гладкая сфера (K), самолетик (G) и деформируемый «пончик» (I, J).

Как работает 3D принтер: объяснение на простых примерах

3D-печать распространена повсеместно. Она позволяет создать что угодно — от прототипов всевозможных изделий, до функциональных частей реактивных двигателей самолетов и космических аппаратов, от канцелярских принадлежностей и автозапчастей, до шоколадок и сувениров.

Но, как именно работают 3D-принтеры, как они создают трехмерные объекты любой возможной формы — знают еще не все. Если вы хоть раз задавались этими вопросами, то перед вами — самое простое объяснение 3D-печати.

Общие принципы 3D-печати

Принцип 3D-печати по любой существующей технологии — создание объемных объектов из совокупности плоских слоев.

Цифровая модель изделия разделяется на слои специальной программой — слайсером, а принтер печатает эти слои, один на другом, составляя из них трехмерный объект. Так, из множества слоев, получается объемная деталь.

Общий принцип один, но технологии различаются; самая распространенная и доступная среди них — FDM.

FDM

Моделирование методом послойного наплавления (FDM), также известное как производство способом наплавления нитей (FFF) — самый популярный и массовый тип 3D-печати.

Стандартное FDM-устройство работает как термоклеевой пистолет управляемый роботом, что не удивляет, ведь разработка технологии FDM когда-то начиналась с опытов с термоклеем. Пластиковый пруток проталкивается через горячее сопло, где он плавится, а выходя из него укладывается слоями. Процесс повторяется снова и снова, пока не появится готовый 3D-объект.

Единственное отличие в том, что 3D-принтеры используют не стержни термоклея, а пластиковый филамент намотанный на катушки.

Самые распространенные материалы для FDM (FFF) — пластики ABS и PLA.

Пластиковая нить, она же филамент, выпускается в такой форме для того, чтобы она могла легко плавиться при заданной температуре, но очень быстро застывать — после охлаждения всего на пару градусов. Именно это и позволяет печатать 3D изделия со сложной геометрией с высокой точностью.

Проще говоря, 3D-печать отличается от традиционной 2D-печати только тем, что повторяется снова и снова, создавая слой за слоем, один на поверхности другого. В конце концов, тысячи слоев образуют 3D-объект.

Читайте также:  Эксперимент российских специалистов: художник против компьютера

FDM-принтер на примере MakerBot Replicator 2


Стереолитография

Стереолитография использует свет для “выращивания” объектов в емкости с фотополимерной смолой. Как и в прочих технологиях 3D-печати, изделие образуется слой за слоем, здесь — при отверждении жидкого фотополимера светом.

От FDM стереолитография отличается более монолитными принтами, даже с одинаковой заданной толщиной слоя.

На фото: принты FDM и SLA, слой обеих моделей — 0,1 мм.

Дело в разнице в технологиях — фотополимерная засветка дает более аккуратные слои, чем расплавленный филамент выдавливаемый из сопла FDM-принтера.

SLA и DLP — две разновидности стереолитографии. SLA — лазерная стереолитография, DLP — цифровая проекция. Различие между ними в том, что в SLA источником света служит лазер, а в DLP — проектор.

Независимо от технических особенностей, принцип работы устройств SLA и DLP схож. Для запуска печати необходимо опустить специальную платформу построения в емкость с жидкой фотополимерной смолой.

Платформа останавливается на высоте одного слоя от дна емкости.
Происходит засветка источником света принтера.
Жидкий полимер, под воздействием света, становится твердым и прилипает к платформе построения. После этого платформа поднимается на высоту еще одного слоя и процесс повторяется.

SLA-принтер на примере Formlabs Form 2

SLA дает более гладкие поверхности, по сравнению не только с FDM, но и с DLP, о которой рассказываем далее.

Так получается потому, что DLP проецирует слои картинкой из пикселей, а луч лазера в SLA движется непрерывно, что дает ровный, не пикселизованный слой.

DLP в тех же целях использует проектор, а LED DLP — ЖК-дисплей с ультрафиолетовой подсветкой. В этих конструкциях свет проецируется на смолу по всей площади слоя одновременно, что дает преимущество в скорости, когда необходима печать крупных объектов с заполнением в 100% — полная засветка слоя происходит быстрее, чем в SLA.

Но при печати мелких или пустотелых объектов SLA быстрее, так как интенсивность засветки лазерным лучом, а значит и скорость полимеризации, выше.

DLP-принтер на примере SprintRay MoonRay S

SLS

Главное преимущество технологии перед FDM и SLA — SLS-печать не требует создания поддерживающих структур, ведь материалом поддержки служит окружающий модель материал — это позволяет печатать изделия любой формы, с любым количеством внутренних полостей, и заполнять ими весь рабочий объем принтера. SLS-принтеры работают с широким спектром материалов, а их принты прочнее, чем большинство напечатанных FDM или стереолитографией.

Благодаря прочностным характеристикам, напечатанные на SLS-принтерах детали могут использоваться в практических целях, а не только как прототипы и декоративные элементы.

Для создания объекта аппарат направляет лазер на слой мелкофракционного порошка, сплавляя частицы друг с другом для формирования слоя изделия. Затем, устройство рассыпает следующую порцию порошка на поверхность готового слоя и разравнивает его, а лазер расплавляет, создавая следующий слой изделия. Процедура повторяется до тех пор, пока печать не будет завершена.

Есть у SLS-принтеров и минус — их стоимость. Они очень дороги, по сравнению с FDM и SLA/DLP. Это связано с ценой необходимых для такой печати высокоэнергетических лазеров. В принципе, стоимость даже самых дешевых SLS-принтеров совсем недавно начиналась от $200 000.

Тем не менее, некоторые компании в настоящее время работают над тем, чтобы сделать данную технологию более доступной, поэтому есть шанс, что приобрести SLS-принтер в ближайшем будущем смогут позволить себе даже любители. Один из примеров — польская компания Sinterit.

SLS-принтер на примере Sinterit Lisa Pro

Извлеченная из SLS-принтера модель не требует удаления поддержек и может использоваться без постобработки, ее надо лишь очистить от лишнего порошка.

Polyjet

Главное преимущество технологии Polyjet в ее мультиматериальности — многие Polyjet-принтеры способны печатать объект большим количеством различных материалов одновременно, что позволяет создавать изделия состоящие из участков с разными механическими и оптическими свойствами, то есть — разной твердости и цвета. Это фирменная технология компании Stratasys.

Пример: принтер Stratasys и напечатанные на нем кроссовки.

Polyjet 3D-принтеры распыляют крошечные капельки фотополимерной смолы на поверхность и полимеризуют их ультрафиолетовым излучением.


Этот процесс повторяется до тех пор, пока не будет создан объект. В отличие от FDM-принтеров, Polyjet-устройства могут наносить материал из многочисленных сопел одновременно.

Polyjet-принтер на примере Stratasys J750

Заключение

Прочитав эту статью, вы ознакомились с принципами и примерами работы 3D-принтеров функционирующих по самым распространенным технологиям.

Существуют и другие технологии, в основном — связанные с 3D-печатью металлами, но они используются только в промышленности. О них мы поговорим отдельно.

Чтобы выбрать 3D-печатное оборудование и материалы для любых задач обращайтесь в Top 3D Shop — проконсультируем, подберем максимально подходящую технику и расходники, оформим заказ, доставим, установим и научим.

Ссылка на основную публикацию