Ученые выяснили, что уровень доверия людей к роботам выше, чем предполагалось

Что лежит в основе теорий заговора?

Несмотря на то, что теории заговора стары как мир, они по-прежнему представляют интерес для ученых. Особенно во время пандемии и климатических изменений – трудно представить себе более нестабильное время, согласитесь. Интересно, что изучение теорий заговора претерпело радикальные изменения в последнее десятилетие. В то время как ранние научные методы основывались на исторических примерах и культурном анализе, более поздние работы сосредоточены на людях, которые придерживаются либо конкретных убеждений о заговоре, либо более обобщенного конспирологического мышления. Это смещение акцента дает ученым возможность узнать больше о том, как и почему теории заговора привлекают последователей. Однако, несмотря на их значимость, мы очень мало знаем о том, как теории заговора влияют на детей или как убеждения в теориях заговора меняются на протяжении всей жизни. Это связано с тем, что существующие исследования по психологии теорий заговора проводились только со взрослыми. В этой статье поговорим о новых исследований в этой области.

Рассвет теорий заговора приходится на времена всевозможных кризисов, когда люди ищут способы справиться с неопределенностью и угрозами. Однако вместо того, чтобы улучшать жизнь своих последователей, теории заговора часто приводят к обратному.

Как изучают теории заговора?

На протяжении истории теории заговора были связаны с конфликтами, предрассудками, геноцидом и отрицанием важных научных достижений. Сегодня вера в теории заговора о COVID-19 (например, в то, что вируса, якобы, не существует) связана с отказом от вакцинации и нежеланием предпринимать действия, чтобы остановить распространение вируса.

Как пишет в своей статье профессор Университета Майами Джозеф Усински, изучение теорий заговора и людей, которые в них верят, в значительной степени началось с изучения Ричардом Хофштадтером «параноидального стиля» в 1950-х и 1960-х годах. В последующие десятилетия изучение теорий заговора оставалось в основном областью историков.

В 1990-е годы произошел сдвиг в сторону культурной критики, а поворот к новому веку вызвал шквал работ философов и эпистемологов. Однако в основном ученые не прилагали особых усилий, чтобы лучше понять – на индивидуальном уровне – какие факторы заставляли людей верить в теории заговора или, наоборот, какие факторы могли избавить их от необоснованных убеждений.

К сожалению, огромное количество людей по всему миру не верит в существование пандемии.

Со временем, однако, ситуация изменилось – гибель принцессы Дианы в Великобритании, атака на башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября, глобальная война с терроризмом, привлекли пристальное внимание ученых. Ну а в нашей стране, как пишет журнал «Наука и жизнь» в статье 2001 года, «Состояние разрухи, крушение прежних идеалов и отсутствие новых привели в России к тому, что многие люди стали надеяться лишь на чудо».

Подробнее о том, почему в России популярны не только теории заговора, но и лженаука, я рассказывала в этой статье, рекомендую к прочтению!

Пандемия, паранойя и теории заговора

В июле в научном журнале Nature Behavior вышло исследование, результаты которого подтверждают связь между паранойей и верой в теории заговора, особенно в регионах, где большинство отказывается носить маски. На нашу психологию сильно влияет состояние окружающего мира, – сказал автор исследования Фил Корлетт, доцент кафедры психологии Йельского университета.

Когда началась пандемия, Корлетт и его коллеги уже изучали роль неопределенности в развитии паранойи (мании преследования или чувства крайнего страха). Исследователи использовали простую карточную игру, в которой правила могли внезапно измениться, вызвав рост паранойи и беспорядочного поведения среди участников.

«Это был один из тех редких, счастливых случаев, когда мы смогли изучить, что происходит, когда мир меняется быстро и непредсказуемо», – пишут авторы научной работы. Используя онлайн-опросы и те же карточные игры, исследователи обнаружили повышенный уровень паранойи и неустойчивого поведения среди населения в целом в Соединенных Штатах во время пандемии.

Когда вокруг неспокойно, люди склонны верить в теории заговора.

«По сути, люди становились параноиками, когда существовало правило, а другие ему не следовали», – сказал Корлетт. Исследование также показало, что люди с более высоким уровнем паранойи с большей вероятностью одобряли теории заговора о ношении масок и вакцинах.

В каком возрасте формируется вера в теории заговора?

Как пишут авторы нового исследования в своей статье для The Conversation, подростки в Великобритании, скорее всего, начнут верить в теории заговора примерно в возрасте 14 лет. В одном из предыдущих исследований они обнаружили, что, когда подростки достигают примерно этого возраста, их убеждения в теориях заговора были сильнее, чем в более молодых возрастных группах.

Результаты еще одного исследования также показали, что 18-летние испытуемые чаще демонстрировали веру в теории заговора по сравнению с выборкой пожилых людей разного возраста. Поэтому кажется, подростковый возраст может быть пиковым временем для формирования подобных убеждений.

Исследователи отмечают, что многие подростки (которые приняли участие в исследовании) обучались на дому и были изолированы от своих сверстников на протяжении большей части пандемии COVID-19. Поэтому неудивительно, что за это время они чаще обычного пользовались социальными сетями – вот вам и идеальная ситуация для расцвета теорий заговора всех мастей среди подрастающего поколения.

Как оказалось, подростки склонны к вере в теории заговора.

Психологический стресс также может способствовать возникновению у молодых людей убеждений о заговоре. Результаты, полученные командой исследователей, вторят выводам о том, что паранойя и недоверие также связаны с распространением теорий заговора среди молодежи.

Другие исследования показывают, что подростки в возрасте 13-15 лет с меньшей вероятностью полагаются на стратегии регуляции эмоций, чем в другие периоды своей жизни. Это означает, что в этом возрасте у подростков могут возникнуть проблемы с контролем, пониманием и выражением своих эмоций, что может привести к усилению тревоги и, в свою очередь, к вере в теории заговора.

Во времена пандемии и изменения климата сотни теорий заговора – ожидаемое явление. .

Мы знаем, что, помогая взрослым чувствовать себя более уверенными, мы можем уменьшить их склонность верить в теории заговора. То есть ощущение большего контроля над своим социальным окружением может уменьшить зависимость от теорий заговора. Кроме того, вера в теории заговора снижается, когда людей поощряют мыслить аналитически, – заключают авторы исследова

Еще больше интересных статей о вере в сверхъестественное и лженауку, читайте на нашем канале в Яндекс. Дзен. Там регулярно выходят статьи, которых нет на сайте!

Читайте также:  В России будет создан автомобиль, движимый силой мысли

Критические мышление и вера в теории заговора

Результаты еще одного недавнего исследования показали, что навыки критического мышления негативно влияют на веру в теории заговора. Другими словами, работа предполагает, что люди с более развитыми навыками критического мышления с меньшей вероятностью поверят в то, что террористические атаки тайно направляются собственным правительством страны или что технология контроля над разумом тайно используется для контроля над населением.

В ходе работы были проведены два теста, результаты которых выявили, что чем больше людей верят в теории заговора, тем хуже они справляются с тестом на способность к критическому мышлению. Отметим, что ранее другие команды ученых уже приходили к похожим выводам. Что, пожалуй, не удивительно. Как считаете?

Научно-
образовательный
портал IQ

  • Темы
  • Исследования
  • Колонки
  • Тесты
  • Подкасты
  • Книги
    • Списки литературы
    • Фрагменты
  • Картотеки
  • .

Россияне мало доверяют бизнесу. Это снижает предпринимательскую активность, подпитывает конфликты между богатыми и бедными.

Источник недоверия не только в поведении самих коммерсантов, но и в негативном отношении граждан к рыночной экономике, выяснили Полина Козырева и Александр Смирнов в исследовании «Население и бизнес: дефицит доверия, его причины и последствия»*.

Кто в ответе за неравенство

Жители России осознают важность бизнеса, но для многих это еще не повод ему доверять. В 2016 году более 40% граждан оценивали деятельность предпринимателей критично, считая, что она приносит недостаточно или мало пользы.

Крупный бизнес ассоциируется с доходами избранных от продажи природных (а значит, народных) ресурсов. Поэтому отношение к нему хуже, чем к малому и среднему. Однако уровень доверия — выше. В конце 2015 года крупным частным компаниям доверяло чуть больше 35% населения, малым и средним (очевидно, потому что чаще с ними сталкиваются и видят их изъяны) — около 24%.

Из-за недоверия сохраняется высокая социальная напряженность, неприязненные и даже враждебные отношения между бедными и богатыми, говорится в исследовании. В невозможности достичь взаимопонимания между ними убеждены почти 40% россиян.

Вина за неравенство возлагается на предпринимателей, их богатство вызывает раздражение, поскольку не считается нажитым честным путем. Попыток бизнеса решать общественные проблемы большинство граждан не замечает.

Уровень доверия населения малым и средним частным предприятиям,

2006, 2012, 2015 гг., %

Источник: Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS-HSE)

Россияне против рынка

Высокий уровень недоверия к бизнесу объясняется «не только его безответственным и узкокорыстным поведением, раздражающим людей», отмечают исследователи. Массовое сознание расколото в восприятии советского прошлого, значительная часть принимает его идеалы, следовательно, отрицательно относится к рыночной экономике.

В кризисные периоды число сторонников советского строя увеличивается. В 2012 году экономике с госпланированием отдавали предпочтение 49% россиян, в начале 2016-го — уже 52%, в то же время доля сторонников рыночной модели сократилась на 10% (с 36% до 26%).

«Чем меньше респонденты удовлетворены своим материальным положением и жизнью в целом, чем ниже их положение на шкале материального благосостояния, тем выше ностальгия по советскому прошлому и тем меньше они доверяют бизнесу», — делают вывод ученые.Так, по данным RLMS-HSE, в 2015 году среди удовлетворенных своей жизнью малому и среднему бизнесу не доверяли 30%, среди недовольных жизнью — 38%, крупным частным предпринимателям соответственно 19% и 25%.

Государство на пути бизнеса

Недоверие населения — одна из причин того, что в России не часто решаются стать бизнесменами (открыть собственное предприятие когда-либо пытался лишь один человек из десяти, получилось — меньше чем у половины).

Руководители частных фирм сталкиваются с большим недоверием к себе со стороны сотрудников, чем руководители госорганизаций: 12,1% против 8,7%.

Большинство россиян убеждено, что только государство, а не рынок, должно:

  • устанавливать цены на продукты питания (80% населения, по данным RLMS-HSE);
  • оказывать медицинские услуги (66,1%);
  • «обеспечивать работой, строить дороги, школы, детские сады, поликлиники и выполнять другие функции, затрагивающие интересы граждан» (свыше 50%).

Около 40% жителей России не готовы поручить бизнесу (а только — госструктурам) даже организацию вывоза мусора.

Безусловный приоритет частных компаний в различных сферах деятельности признают лишь 1–3% населения.

Осторожных становится меньше

Несмотря на проблемы, за 10 лет (с 2006 по 2015 год) отношение к бизнесу изменилось в лучшую сторону. К примеру, доля доверяющих малым и средним предприятиям увеличилась с 18,3% до 23,9%.

Главная причина — в самом бизнесе, который стал ответственнее, добросовестнее и законопослушнее. Однако важным моментом является и рост в обществе уровня генерализованного доверия, то есть доверия вообще — к посторонним людям.

Результаты исследования подтверждают, что россияне стали лучше понимать друг друга. Количество тех, кто думает, что с незнакомцами всегда нужно быть осторожным, сокращается, число настроенных доверять окружающим в зависимости от их качеств и поведения, увеличивается. Это в свою очередь отражается и на отношении к бизнес-структурам: среди граждан, склонных к доверию вообще, в 1,5 раза больше доверяющих крупным частным компаниям и вдвое — малым и средним.

Источник: Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS-HSE).


* Исследование основано на данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ (RLMS-HSE) за 2006–2015 годы.

Политическая активность молодежи и уровень доверия к политическим институтам Текст научной статьи по специальности « Социологические науки»

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Леонов Кирилл Александрович

Текст научной работы на тему «Политическая активность молодежи и уровень доверия к политическим институтам»

ПОЛИТИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ МОЛОДЕЖИ И УРОВЕНЬ ДОВЕРИЯ К ПОЛИТИЧЕСКИМ ИНСТИТУТАМ

С конца 1990-х гг. все больше ученых сходятся во мнении, что политические ориентиры и установки новых поколений в развитых странах сильно отличаются от ценностей предыдущих, в то время как основные демократические институты не претерпевают значительных изменений. Прежде всего это касается видов политического поведения и уровня политического участия. В результате такой дисбаланс между поколениями все чаще рассматривается как катализатор возможных социальных и политических изменений в континентальной Европе и странах англосаксонской культурной модели.

Существует множество точек зрения на то, как это повлияет на будущее демократии. Одни считают это свидетельством ослабления демократических обязательств и уровня политической активности молодежи. Основное и наиболее опасное явление, которое из этого следует, – сокращение числа молодых людей, которые регулярно принимают участие в выборах разного уровня. В большинстве развитых стран уровень политического эскапизма и так достаточно высок, что объясняется в основном низким интересом к политике со стороны молодежи1.

В то время как некоторые исследователи обращаются к таким категориям, как политический цинизм, низкий уровень политического интереса или гражданских обязательств, другие нацеливаются на институциональные недостатки, которые и лежат, по их мнению, в основе политической апатии новых поколений. Сложность избирательной системы, слабые идеологические отличия основных оппонентов, отсутствие реальной политической альтернативы – все это сказывается на нежелании молодежи участвовать в выборах.

Другой фактор, указывающий на ослабление участия молодежи в публичной политике, – низкий уровень партийной идентичности.

1 Более подробно см.: PlutzerE. Becoming a habitual voter // American Political Science Review 2002. N 96 (1). P. 41-56; Blais A. Gidengil E., Nevitte N. and Nadeau R. Where does turnout decline come from? // European Journal of Political Research. 2004. N 43. P. 221 – 236.

Известно, что уровень политической идентичности возрастает с взрослением избирателя. Тем не менее и эта аксиома теряет свою очевидность в последние десятилетие – молодые люди все больше сторонятся участия в партийной жизни не зависимо от видов партий и их идеологий. Именно к такому выводу пришел Р Дэлтон на основании результатов исследования, проведенного в 2002 г. (The Decline of party identifications): «В развитых странах молодежные ячейки основных политических партий, которые изначально считались основным инструментом рекрутирования, быстро теряют своих членов, находясь на последнем издыхании»1.

Не смотря на то что научное сообщество признает крайне важным фактор политической апатии современной молодежи, единого заключения о том, как именно это следует интерпретировать, нет. Одна группа исследователей рассматривает эти тенденции как индикатор более крупных структурных изменений в политической системе и общественной структуре в целом. Согласно их взглядам, молодые люди не только самоустраняются из процесса голосования и партийной политики, но и из других форм гражданской активности, в частности деятельности некоммерческих организаций. В основе этого – недоверие к политическим институтам как таковым и их представителям (на уровне межличностной коммуникации).

Роберт Патнэм2 отмечает, что смена поколений является основным фактором, влияющим на снижение власти социального капитала в американском обществе конца 90-х гг. Молодые люди не просто воздерживаются от участия в партийной жизни, но и в деятельности различных общественных организаций, добровольных объединений, направленных на оказание социальной помощи, которые всегда пользовались особой поддержкой, так как не вводили молодежь в систему жестких правил (как в политических партиях) и оставляли полную свободу действий. Причем Патнэм не объясняет это исключительно возрастным фактором, ссылаясь на то, что когда их матери и отцы находились в том же возрасте, уровень политического и общественно участия в США был гораздо выше.

Контрастируя с высказываниями представителей этого направления, другие исследователи менее пессимистичны в своих выска-

1 Dalton R. Decline of party identifications // Dalton R. and Wattenberg M. Parties without Partisans. Oxford, 2002. P. 19-36.

2 Putnam R. Bowling alone. The Collaps and revival of American community. N. Y., 2000.

зываниях, указывая на односторонность подобных исследований. Они накопили значительную доказательную базу, свидетельствующую, что падение уровня политического участия объясняется не столько снижением доверия со стороны молодежи к основным политическим институтам, но другими, неформальными видами участия новых поколений в политической жизни, основанными «на менее структурированных формах»1.

Часто эти формы политической активности (от ношения отдельных элементов одежды с политическими лозунгами до посещения митингов, манифестаций, подписания петиций) даже не учитываются в рамках политического анализа, о чем в частности пишет в статье Мадлен Готье, ссылаясь на результаты собственного исследования, посвященного формам гражданской активности в Квебеке2. В то же время, она отмечает, что новые поколения более привержены основам демократии, нежели предыдущие.

К этому же выводу приходит Роберт Инглхарт в своем исследовании 2003 г.: «Демократические ценности, в частности принцип разделения властей, права человека, очень важны для современной молодежи. Кроме того, она весьма критично настроена к любым проявлениям авторитаризма и различным формам иерар-хизации со стороны политических институтов. Новые поколения толерантны к различным формам социальной активности культурных общностей, а также сексуальных меньшинств и что, как ни это, свидетельствует о широком распространении демократических идей»3. Фактически молодежь выступает авангардом нового поколения «human critical»*, которое со скепсисом относится к функционированию старых политических институтов, но в то же время является приверженцем демократических норм и ценностей.

Тем не менее в большинстве статей, опубликованных в 2003 -2007 гг., продолжает обсуждаться вопрос: «К чему может привести политических эскапизм современной молодежи и как эту ситуацию можно исправить?». В рамках этих исследований изучается

1 OToole T., Lister M., Marsh D. Tuning out or left out? Participation and non-participation among young people // Contemporary politics. 2003. N 9(1). P. 4561.

2 Gauthier M. (2003) The inadequacy of concepts, the rise of youth interest in civic participation in Quebec // Journal of Youth Studies. 2003. N 6(3). P. 265276.

3 Inglehart R. and Norris P. Rising tide. Gender Equality and cultural change around the world. Cambridge, 2003.

* Понятие Роберта Инглхарта.

подверженность молодых людей (как правило, 16 – 18 лет) различным видам социальных и политических изменений. По сути дела, предполагается, что если удастся выяснить как можно больше о политических ориентациях молодых людей, прогнозы относительно социального и политического развития страны будут более точны. В частности, именно этому посвящены работы Рассела Дэлтона.

В то время как исследователи 50 – 60-х гг. XX в. выявили существенную корреляцию между возрастом и степенью доверия к различным государственным институтам (подчеркивалось, что с возрастом люди им доверяют гораздо меньше), недавние работы показали наличие обратной взаимосвязи – молодежь 16 – 30 лет настроена гораздо более пессимистично, нежели взрослые. На основании этого Р. Дэлтон делает вывод: «Новые поколения все более открыто проявляют пренебрежительное отношение к политике. Представители «поколения X»*, к примеру, являют собой пример крайне циничного отношения к государственным институтам, и с возрастом это чувство у большинства из них еще более усиливается. Нормальный процесс смены поколений, таким образом, может привести к еще большему падению уровня доверия к деятельности политических институтов и соответственно революционным изменениям в современных демократиях»1.

В рамках данной концепции молодые поколения рассматриваются как основной индикатор возможных социальных и политических катаклизмов. Подразумевается, что если какой-то вредоносный газ появится в «чистом демократическом пространстве», первым, кто обратит на него внимание, будет именно молодежь. Безусловно, столь инструментальное понимание данного вида исследований крайне противоречиво – политические ориентации молодежи могут быть свойственны только представителям данной возрастной группы и вызывать негативную реакцию со стороны других поколений (достаточно обратится к опыту движения «хиппи» в США и Западной Европе). В этом случае, ни о какой передаче ценностей, несущих в себе опасность для демократического режима, не может идти речи.

Исследования, проведенные в 2003 – 2007 гг., подтверждают, что как только у человека с возрастом появляется привычка к го-

* Термин введен канадским писателем Дугласом Коуплендом в одноименной книге, вышедшей в 1990 г

1 Dalton R. Decline of party identifications. Р. 19-36.

лосованию как необходимому либо полезному для общественного признания явлению, данный поведенческий паттерн успешно сохраняется без каких-либо дополнительных усилий со стороны человека. Для подростка, впервые посетившего избирательный участок, данный паттерн еще более важен. В то же время исследователи отмечают, что последующее влияние других агентов политической социализации (будь то семья, школа, сверстники или временные объединения) может быть не менее значимым, чем так называемая гипотеза устойчивости*.

Стоит отметить, что тезис об устойчивости первичной установки относительно политических институтов верен для отдельных ориентаций и форм поведения, однако не может объяснить противоречивость различных установок, определяющих активность индивида.

Возрождение популярности изучения политической активности новых поколений в развитых странах привело к возобновлению исследований проблем политической социализации, количество которых резко сократилось к началу 80-х гг. XX в. Флагманами здесь можно назвать работы ВильямаГэлстона и Вирджинии Шапиро1.

Поскольку в руках молодежи находится ключ к социальной и политической эволюции современных демократий, на первое место выходят следующие вопросы:

– где и как молодые люди приобретают необходимую им информацию о политическом процессе;

– как формируются политические установки у молодых людей.

Как отмечает В. Шапиро, современные исследования политической социализации кардинально отличаются от тех, что проводились в США и Европе в 50-70-е гг. XX в. В то время было принято рассматривать социализацию как необходимый механизм обеспечения стабильности политической системы. Естественно, что такие исследования находились в фарватере структурного функционализма. Согласно Парсонсу, социальная система обеспечивает свое выживание благодаря интенсивному процессу социализации, в рамках которого новые поколения интериоризируют те нормы и ценности, на которых основывается данная социальная система. Таким образом, социализация препятствует любым кардинальным социальным и политическим изменениям.

* Рассел Дэлтон использует термин «persistence hypothesis».

1 Galston W. Political knowledge, political engagement and civic education // Annual Review of Political Science. N 4. P. 217-234.

Для того чтобы понять специфику прежних исследований политической социализации, обратимся к одному из них, проведенному в начале 60-х гг. во Франции. Главной его целью был анализ того, насколько дети и подростки знают символику и гимн своей страны, имена ведущих политиков, в частности президента. В качестве методики использовалась стандартная анкета с закрытыми вопросами.

Современные исследователи политической социализации акцентируют внимание на том, интересуются ли молодые люди политикой вообще и участвуют либо имеют соответствующую интенцию в политической жизни своей страны (исследования М. Уэ и Д. Штол-ле, Ю. Торни-Пурта). В то же время меняется и основной объект изучения – вместо влияния семьи и родителей теперь исследуется роль общественных организаций, массмедиа, групп интересов (различных группы сверстников), а также различные формы неформального взаимодействия в рамках политического процесса.

Анализ политических норм и ценностей молодых поколений для прогнозирования структурных изменений западных демократий имеет смысл только при учете нескольких факторов.

Прежде всего, для получения необходимых результатов в рамках данного направления исследований следует сравнивать политические ориентации не современной молодежи со старшими поколениями, а современной молодежи с поколениями 50 – 60-х гг., что представляется весьма сложным исходя из более разнообразных методик (изменившейся структуры опросников, более активного использования глубинных интервью и фокус-групп, различных вариантов корреляционного анализа и т. д.).

Второй фактор, который необходимо отметить, – как именно происходит процесс интериоризации норм и ценностей текущей политической системы. С середины XX в. основные агенты социализации претерпели значительные изменения. В частности, на место семьи как основного фактора влияния выходит школа (система образования также изменилась). Все больше внимание уделяется анализу роли сверстников и временных объединений (групп молодежи по интересам). Наконец, революцию претерпели массмедиа как социальный и политический институт*.

* В то же время я не считаю, что массмедиа стоит ставить в один ряд с основными агентами социализации, так как они являются неизменным фоном всех современных процессов, однако не осуществляют целенаправленного влияния на индивида. Массмедиа следует воспринимать прежде всего как источник информации согласно концепции установления повестки дня (theory of

Необходимо найти эмпирическое подтверждение «гипотезы устойчивости» политической установки. Очевидно, что сегодня молодые люди имеют множество отличий от старших поколений: они зачастую не имеют постоянной работы и собственной семьи, не являются членами общественных организаций и различных отраслевых союзов. К тому же данная тенденция лишь усиливается благодаря пролонгации обязательного образования в развитых странах.

Итак, для того чтобы спрогнозировать дальнейшее развитие демократий в развитых странах, необходимо прежде всего ответить на следующий вопрос: какие существуют отличия между политическими ориентациями современной молодежи и молодежи 50-70-х гг. XX в. и чем они объясняются.

Ответ на него дают несколько исследований, проведенных в последние годы как на территории США, так и в странах ЕС. В частности, работа К. Дженнингса и Л. Стокер, построенная на результатах анкетирования подростков и их родителей в 1965 г. Также были проведены серии интервью (в 1973-м, 1982-м и 1997 гг.). Уникальность данного исследования в том, что в 1997 г. аналогичное анкетирование проводилось среди детей респондентов, участвовавших в опросе 1965 г.

В то время как в 1965 г. более двух третей респондентов (в возрасте 17 лет на тот момент) согласились с утверждением, что большинству людей можно доверять, 32 года спустя только одна треть ответила на этот вопрос положительно (в то время как их родители остались на прежнем уровне доверия – как и в 1965 г.). Данное исследование также доказало, что за резким падением общего уровня доверия к политическим институтам в США с начала 90-х гг. XX в. стоят представители «Поколения X», в то время как ранее во многих американских исследованиях обвинялось поколение baby-boomers.

Другая работа, которую я хотел бы назвать, – проект Ю. Торни-Пурта, К. Барбер и В. Ричардсон, основанный на IEA Civic Education survey1. Его основная цель – ответить на вопрос: «Почему уменьшилась степень доверия, уровень социальной активности среди подростков в современных демократических странах?». Исследователи обращают внимание на такой важный фактор, как сокращение различных форм межличностной коммуникации (дискуссий о

agenda setting) и удовлетворения индивидуальных ожиданий (theory of uses and gratifications).

1 Более подробно см.: http://nces.ed.gov/surveys/cived/.

политике, отдельных событиях политической сферы) между родителями и детьми. Обычно именно с этим связано формирование первичной установки, определяющей дальнейшую политическую активность молодежи.

Другой вывод исследования: степень доверия к политическим институтам и уровень участия молодежи в политической жизни страны непосредственно связаны с демократическим развитием государства. В менее развитых странах, где демократические институты играют «фасадную» роль, молодежь проявляет гораздо меньше внимания к политической жизни и в меньшей степени доверяет деятельности различных политических институтов*.

В итоге хочу сослаться на результаты исследования М. Уэ и Д. Штолле. Они изучали влияние форм политического участия в раннем возрасте на проявление данной активности в процессе взросления. Ими использовалась та же «гипотеза устойчивости», что и у К. Дженнингса и Л. Стокер. Основной акцент был сделан на анализе двух механизмов. Первый – network mechanism, подразумевающий, что если молодой человек активно участвует в деятельности общественных организаций, в процессе взросления его политическая активность будет только возрастать. Второй – attitudinal mechanism, подтверждающий, что отдельные демократические установки, усвоенные ребенком в раннем возрасте (с 7 – 16 лет), унаследованные в процессе участия в деятельности общественных организаций или активности родителей, готовых обсуждать с ребенком различные политические темы, также с годами будут влиять на него.

Основное достижение исследования К. Дженнингса и Л. Стокер: уровень политической активности и доверия к деятельности политических институтов, приобретенный ребенком в раннем возрасте, не изменяется кардинально в процессе дальнейшей политической социализации.

На основании данных результатов мы можем сделать вывод: если дети в раннем возрасте не доверяют политическим институтам и не склонны участвовать в различных политических и социальных акциях, данная установка останется неизменной и в последующие периоды их жизни. Поскольку таких людей становится все больше, это представляет серьезную опасность для дальнейшего развития демократических стран.

* В то же время это может объясняться контролем основных источников информации со стороны государства, а также низким уровнем политической культуры молодежи.

Ученые выяснили, что уровень доверия людей к роботам выше, чем предполагалось

При выполнении заданий с кратким ответом впишите в поле для ответа цифру, которая соответствует номеру правильного ответа, или число, слово, последовательность букв (слов) или цифр. Ответ следует записывать без пробелов и каких-либо дополнительных символов. Ответами к заданиям 1—26 являются цифра (число) или слово (несколько слов), последовательность цифр (чисел).

Если вариант задан учителем, вы можете вписать или загрузить в систему ответы к заданиям с развернутым ответом. Учитель увидит результаты выполнения заданий с кратким ответом и сможет оценить загруженные ответы к заданиям с развернутым ответом. Выставленные учителем баллы отобразятся в вашей статистике. Объём сочинения — не менее 150 слов.

Укажите номера предложений, в которых верно передана ГЛАВНАЯ информация, содержащаяся в тексте. Запишите номера этих предложений.

1) Учёные выяснили, что у детей, получающих основную информацию из Сети, меняется восприятие, и первыми о переменах в способности концентрировать внимание и запоминать заговорили учителя.

2) Исследователи выявили очевидное увеличение способности концентрировать внимание и запоминать информацию у человека, для которого Интернет становится единственным источником информации.

3) На основании анализа экспериментальных данных учёные сделали выводы, что у человека, основным источником информации для которого является Интернет, развивается синдром «приобретённого дефицита внимания».

4) У людей, основным источником информации для которых является Интернет, учёные выявили очевидные перемены в «природе» чтения текстов, в способности концентрировать внимание и запоминать информацию, существенное изменение восприятия.

5) Учёные выяснили, что у человека, получающего информацию преимущественно из Интернета, меняется восприятие: снижается способность концентрировать внимание, запоминать информацию, меняется «природа» чтения.

(1)На основании анализа эмпирических и экспериментальных данных учёные сделали убедительные выводы о том, что у человека, основным источником информации для которого является Интернет, существенно меняется восприятие.(2)Исследователи выявили очевидные перемены в способности концентрировать внимание и запоминать информацию: эта способность имеет тенденцию к снижению. (3)«Природа» чтения изменилась: внимание читающего человека стало поверхностным, «порхающим».

Какое из приведённых ниже слов (сочетаний слов) должно стоять на месте пропуска в третьем (3) предложении текста? Выпишите это слово (сочетание слов).

(1)На основании анализа эмпирических и экспериментальных данных учёные сделали убедительные выводы о том, что у человека, основным источником информации для которого является Интернет, существенно меняется восприятие.(2)Исследователи выявили очевидные перемены в способности концентрировать внимание и запоминать информацию: эта способность имеет тенденцию к снижению. (3)«Природа» чтения изменилась: внимание читающего человека стало поверхностным, «порхающим».

Прочитайте фрагмент словарной статьи, в которой приводятся значения слова ПРИРОДА. Определите значение, в котором это слово употреблено в третьем (3) предложении текста. Выпишите цифру, соответствующую этому значению в приведённом фрагменте словарной статьи.

ПРИРОДА, -ы,; ж.

1) Всё существующее во Вселенной, органический и неорганический мир. Мёртвая п. (неорганический мир: не растения, не животные). Живая п. (органический мир)

2) Весь неорганический и органический мир в его противопоставлении человеку. Охрана природы. Взаимоотношения человека и природы.

3) Места вне городов (поля, леса, горы, водные пространства). Любоваться природой. На лоне природы. Выезжать на природу (прост.).

4) перен., чего. Основное свойство, сущность (книжн.). П. социальных отношений. Вирусная п. заболевания.

(1)На основании анализа эмпирических и экспериментальных данных учёные сделали убедительные выводы о том, что у человека, основным источником информации для которого является Интернет, существенно меняется восприятие.(2)Исследователи выявили очевидные перемены в способности концентрировать внимание и запоминать информацию: эта способность имеет тенденцию к снижению. (3)«Природа» чтения изменилась: внимание читающего человека стало поверхностным, «порхающим».

В каком слове допущена ошибка в постановке ударения: НЕВЕРНО выделена буква, обозначающая ударный гласный звук? Выпишите это слово.

В одном из приведённых ниже предложений НЕВЕРНО употреблено выделенное слово. Исправьте лексическую ошибку, подобрав к выделенному слову пароним. Запишите подобранное слово.

Туристическая фирма обязана ПРЕДОСТАВИТЬ потребителю информацию о своей государственной регистрации и наименовании зарегистрировавшего её органа.

К ИГРОВОМУ кино относятся практически все произведения кинематографа, за исключением части документального кино.

В соответствии с «Правилами предоставления услуг почтовой связи» заказное письмо только тогда считается доставленным, когда АДРЕСАТ лично расписался в уведомлении о вручении.

Первое НАПОМИНАНИЕ о существовании в Санкт-Петербурге Аптекарского огорода относится к 1713 году.

В одном из выделенных ниже слов допущена ошибка в образовании формы слова. Исправьте ошибку и запишите слово правильно.

Установите соответствие между грамматическими ошибками и предложениями, в которых они допущены: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца.

А) ошибка в построении предложения с однородными членами

Б) нарушение связи между подлежащим и сказуемым

В) неправильное построение предложения с косвенной речью

Г) нарушение в построении предложения с причастным оборотом

Д) нарушение в построении предложения с деепричастным оборотом

1) Вчера я добрался до Ялты и встретил там много знакомых, приехавших на отдых.

2) Увидев Андрея рядом с командиром, всё стало легко объяснимым.

3) Я наблюдал за группой ребят, подошедшими к остановке, и заметил среди них знакомую.

4) Когда я спросил брата, какое у него любимое стихотворение, он сказал, что затрудняется ответить.

5) С невероятной силой отскакивая от стола, мяч вращается сразу в двух направлениях.

6) Газета «Московский комсомолец» опубликовал статью известного кинокритика.

7) Стремясь подбодрить Чаадаева, А.С. Пушкин пишет, что «товарищ, верь: взойдёт она, звезда пленительного счастья».

8) Начало русской драматургии было положено пьесами «Недоросль» Д.И. Фонвизина и «Горе от ума» А.С. Грибоедова.

9) Мы пошли по аллее, которая вела к дому и засыпанной снегом.

Запишите в ответ цифры, расположив их в порядке, соответствующем буквам:

AБВГД

Определите слово, в котором пропущена безударная проверяемая гласная корня. Выпишите это слово, вставив пропущенную букву.

Определите ряд, в котором в обоих словах пропущена одна и та же буква. Выпишите эти слова, вставив пропущенную букву.

Выпишите слово, в котором на месте пропуска пишется буква Е.

Выпишите слово, в котором на месте пропуска пишется буква И.

Определите предложение, в котором НЕ со словом пишется СЛИТНО. Раскройте скобки и выпишите это слово.

Кусту сирени под окном (НЕ)МЕНЬШЕ десяти лет.

Воздух, ещё (НЕ)СТАВШИЙ знойным, приятно освежает.

(НЕ)СУЛИ журавля в небе, дай синицу в руки.

(НЕ)ПРАВИЛЬНЫЕ, но приятные черты лица придавали Насте сходство

Честолюбие есть (НЕ)ЖЕЛАНИЕ быть честным, а жажда власти.

Определите предложение, в котором оба выделенных слова пишутся СЛИТНО. Раскройте скобки и выпишите эти два слова.

Петровы ТО(ЖЕ) отдыхали на Кавказе и (ПО)ЭТОМУ так хорошо знают эти места.

ПО(ТОМУ), как отец посмотрел на меня, я понял, что он ТО(ЖЕ) знает о происшествии.

Среди знакомого леса теряешься, словно все деревья и кусты ТОТ(ЧАС) скинули общую зелёную маску, (ТО)ЖЕ самое дерево выглядит совсем иначе.

НА(КОНЕЦ) стало темнеть, и я, (ТАК)ЖЕ как и мои товарищи, потерял надежду дойти сегодня до устья реки.

(ПО)ТОМУ , как волновался Михаил, стало понятно, что ему ТАК(ЖЕ) , как и мне, небезразлична судьба Марии.

Укажите все цифры, на месте которых пишется НН.

Цифры укажите в порядке возрастания.

За ночь на око(1)ом стекле выросли дикови(2)ые серебря(3)ые цветы, сквозь которые лился слабый утре(4)ий свет.

Расставьте знаки препинания. Укажите два предложения, в которых нужно поставить ОДНУ запятую. Запишите номера этих предложений.

1) Герой романа любил путешествия и приключения и в то же время стремился к комфорту и семейному уюту.

2) Очень многие акварели или не имели авторов или приписывались тем или иным декабристам предположительно.

3) Жаргонные слова выпадают и из традиции и из сферы разумного словоупотребления и из единообразия речи.

4) Для убеждения читателя в справедливости своих оценок автор рецензии может использовать как приёмы научного анализа так и средства художественной выразительности.

5) В силу стечения обстоятельств после революции Куприн оказался в эмиграции и почти двадцать лет страстно стремился вернуться в Россию.

Расставьте все знаки препинания: укажите цифру(-ы), на месте которой(-ых) в предложении должна(-ы) стоять запятая(-ые).

Отец (1) не глядя на меня (2) и не отвечая на моё приветствие (3) указал на (4) стоящее у окна (5) кресло.

Расставьте все недостающие знаки препинания: укажите цифру(-ы), на месте которой(-ых) в предложении должна(-ы) стоять запятая(-ые).

Мой брат (1) кажется (2) начинал понимать всю важность предстоящих событий. Иногда наш класс (3) кажется (4) мне большой дружной семьёй.

Расставьте все знаки препинания: укажите цифру(-ы), на месте которой(-ых) в предложении должна(-ы) стоять запятая(-ые).

Нельзя не остановиться (1) на смотровой площадке (2) с высоты (3) которой (4) открывается величественный вид на Волгу.

Расставьте все знаки препинания: укажите цифру(-ы), на месте которой(-ых) в предложении должна(-ы) стоять запятая(-ые).

Дверь подъезда внезапно распахнулась (1) и на улицу выскочил неопрятного вида крепкий молодой человек (2) который (3) если бы Алексей не успел в последний момент посторониться (4) наверняка налетел бы прямо на него.

Какие из высказываний соответствуют содержанию текста? Укажите номера ответов.

Цифры укажите в порядке возрастания.

1) Возможности русского языка необъятны, и засорять его иностранными словами и жаргоном ни к чему.

2) Удивительна способность русского языка так «обкатать» чужое слово, что оно уже и чужим не кажется.

3) Официально-деловой стиль речи отличается точностью формулировок и обилием устойчивых оборотов деловой речи.

4) Слова-штампы не безвредны: они ничему не учат и ничего не сообщают; это словесный мусор, наносящий культуре и языку колоссальный вред.

5) Канцелярит—злокачественная болезнь нашей речи.

(1)Молодой отец строго выговаривает четырёхлетней дочке за то, что она выбежала во двор без спросу и едва не попала под машину.

— (2)Пожалуйста, — вполне серьёзно говорит он крохе, — можешь гулять, но поставь в известность меня или маму.

(3)Сие — не выдумка фельетониста, но подлинный, ненароком подслушанный разговор.

(4)Или серьёзно пишут в статье о работе экипажа космической станции: «Производился забор (!) проб выдыхаемого воздуха». (5)Этот забор не залетел бы в космос, если бы не стеснялись сказать попросту: космонавты брали пробы. (6)Но нет, несолидно!

(7)Слышишь, видишь, читаешь такое — и хочется снова и снова бить в набат, взывать, умолять, уговаривать: БЕРЕГИСЬ КАНЦЕЛЯРИТА!

(8)Это — самая распространённая, самая злокачественная болезнь нашей речи. (9)Когда-то редкостный знаток русского языка и чудодей слова Корней Иванович Чуковский заклеймил её точным, убийственным названием. (10)Статья его так и называлась — «Канцелярит», и прозвучала она поистине как SOS. (11)He решаюсь сказать, что то был глас вопиющего в пустыне: к счастью, есть рыцари, которые, не щадя сил, сражаются за честь Слова. (12)Но, увы, надо посмотреть правде в глаза: канцелярит не сдаётся, он наступает, ширится. (13)Это окаянный и зловредный недуг нашей речи. (14)Быстро разрастаются чужеродные, губительные клетки — постылые штампы, которые не несут ни мысли, ни чувства, ни на грош информации, а лишь забивают и угнетают живое, полезное ядро.

(15)Мы настолько отравлены канцеляритом, что порою начисто теряем чувство юмора. (16)И уже не в романе, а в жизни, в самой обыденной обстановке, человек вполне скромный всерьёз говорит другому: «Я выражаю вам благодарность».

(17)Помните, у Некрасова в Ледовитом океане лодка утлая плывёт и молодой пригожей Тане Ванька песенки поёт? (18)Хорошо поёт, собака,

(19)Да, объясняться в любви не только стихами, но и прозой надо убедительно, иначе Таня Ваньке не поверит.

(20)А меж тем в сотнях рассказов, романов, очерков, переводных и отечественных, разные люди по разным поводам разговаривают так, что кажется: вот-вот читатели отзовутся знаменитым громогласным «Не верю!» Константина Сергеевича Станиславского.

(21)В сотый раз спросим себя: кто же должен прививать людям вкус, чувство меры, бережное отношение к родному языку? (22)А заодно — и уважительное отношение к человеку, с которым разговариваешь?

(23)Кто, если не мы сами?!

*Нoра Галь (настоящее имя Элеонора Гальперина; 1912—1991) — выдающийся литератор, переводчик английской и французской литературы на русский язык.

Почему меньше 5% россиян доверяют людям

Зато в России свято верят в технократию, наращивают дружеские связи и знакомства, пытаясь компенсировать недоверие государственным институтам.

К таким выводам приходят социологи, проводя исследование «Евробарометр в России». О его методике, особенностях и некоторых выводах в своем выступлении на ежегодной конференции Compot-2019, посвященной внешним и внутренним сообществам, рассказал Виктор Вахштайн, декан факультета социальных наук Московской высшей школы социальных и экономических наук.

Executive.ru приводит сухой конспект, который, если не подтолкнет читателя к активным действиям, то хотя бы заставит задуматься о том, как работать с сообществом и на что обращать внимание в его поведении.

Как исследуют социальные отношения

В начале 1950-х годов этнограф Герберт Ганс отправился в бостонские пригороды изучать, как устроено сообщество в suburbs. Он выбрал для своего исследования пригороды Чарлстон и Вест-Энд. И на протяжении нескольких лет изучал, кто с кем и как коммуницирует.

По предварительным наблюдениям, в Чарлстоне уровень солидарности между людьми был гораздо больше, чем в Вест-Энде. Спустя 10 лет бостонская мэрия ради постройки большой трассы решила снести оба пригорода. И вот что получилось. Почему-то в солидарном Чарлстоне никто не вышел на баррикады, а в Вест-Энде вышли все. Если сейчас посмотреть на пригороды Бостона, то можно увидеть, как трасса делает изгиб, объезжая Вест-Энд. Эта проблема вошла в историю социологии как «Парадокс Ганса». Почему более солидарные сообщества оказываются менее способными к действию, чем, казалось бы, менее солидарные?

Спустя 30 лет «Парадокс Ганса» был решен другим социологом по имени Марк Грановеттер. Его статья «О силе слабой связи» вошла в историю социологии, как один из самых цитируемых текстов. Грановеттер кладет данные Ганса на теорию графов и показывает любопытные выводы:

  • Механика солидарности в Чарлстоне выглядела так: люди, которые жили в одном пригороде, находились в очень плотных социальных отношениях друг с другом. При этом их сообщества были организованы по принципу клик или партийных ячеек. Между отдельными сообществами было очень мало слабых связей.
  • В Вест-Энде ситуация была принципиально иной. Плотность солидарных связей была меньше. Плотных солидаризованных сообществ, где все друзья друг другу, здесь было гораздо меньше, чем в Чарлстоне, но было гораздо больше «мостов», которые связывают разные типы людей друг с другом.

Виктор Вахштайн, декан факультета социальных наук МВШСЭН: «Сильные связи – это связи дружеские. Это люди, которые могут позвонить вам в два часа ночи, это люди, у которых вы можете одолжить денег, это люди, которые придут к вам на похороны. Соответственно, сильные связи – это связи, которые предполагают очень серьезную эмоциональную вовлеченность и доверие. Слабые связи – это знакомства. Это те, кому вы можете позвонить, спросить, например, стоит ли сыну поступать на его факультет или нет».

Существует два разных типа доверия, которые производят два разных типа социальных связей:

  • Слабые связи дают то, что называется «resurgence» – это вера в то, что если вы сегодня потеряете работу, то, благодаря своим связям, завтра найдете новую, не хуже, а лучше, потому что знаете, кому звонить.
  • Сильные связи дают «security» – уверенность в том, что если вы вообще все потеряете, то не умрете с голоду. Всегда есть некоторый круг социальной поддержки, который не даст вам загнуться.

Получается, проблема не в том, насколько сильно наше доверие к друзьям, проблема в том, что если все наши друзья и так друзья друг с другом, то в момент, когда необходима солидаризация, никакого действия не происходит. Действие зависит не от силы связи между людьми, а от того, насколько разнообразен состав связанных.

В случае с Вест-Эндом черные и белые – что очень важно для 1950-1960-х годов в США – богатые и бедные, представители совершенно разных социальных групп и сообществ сумели солидаризироваться именно потому, что между разными сообществами существовали определенные слабые, но все же связи. Те, которых в Чарлстоне почти не было.

На вопрос – откуда берутся такого рода социальные миксеры, Ганс дает три ответа:

  1. Церковь.
  2. Спортивные организации.
  3. Женские организации.

Виктор Вахштайн: «Женщины, которые знакомятся на детских площадках, не сразу задают вопрос: «К какому социальному классу ты принадлежишь?». Когда нужно всем выйти на баррикады, именно женщины пихают своих мужей, чтобы они произвели некоторые действия.

Мы замерили динамику социального капитала мужчин и женщин в России, и да, женщины гораздо солидарнее мужчин. У них гораздо больший пакет разнообразных социальных связей, которые быстрее нарабатываются, чем у мужчин. Но декретный отпуск – это такое тотальное социальное банкротство, когда происходит обнуление социальных связей. Потом они нарабатываются снова. И до второго декрета».

Как измеряются социальные связи?

Для исследования социальных связей существует три параметра. Первый связан с эмоциональным доверием. Это люди, взаимная привязанность с которыми обеспечивает вам поддержание коммуникаций. Понятно, что сильные связи – это связи с родственниками, кланом. То есть, сильная эмоциональная привязанность. Слабые – это люди, к которым вы особой симпатии не испытываете, но, например, работаете вместе.

Виктор Вахштайн: «Что интересно, в России место работы не является местом образования прочных связей. Понимание, что «мы сейчас устроим тимбилдинг, и все наши сотрудники начнут друг с другом дружить» ошибочно. Нет, не начнут».

Второй параметр от слова «продюсирование» – это действие. Это уже не про эмоциональную привязку. Это про то, на какие действия вас может толкнуть существующая конфигурация социальных связей. Например, интересный для экономистов вопрос – сколько людей и сколько денег вам дадут в экстренной ситуации за три дня. Так, при замере в России, Виктор с коллегами выяснил, что в Дагестане пастух с окладом в 22 тыс. руб. за три дня собирает 350 тыс. руб. Московский клерк с зарплатой в 100 тыс. руб. за три дня идет в банк за микрокредитом. Потому что он 350 тыс. руб. по друзьям не соберет, при всей разнице зарплат.

Третий параметр в массовых опросах измерить сложно, потому что он выдает большую количественную ошибку. Это конфигурация связей – не плотности, не тесноты или действия, эмоциональной привязанности и доверия, а как раскладываются дружеские отношения и знакомства, контакты между людьми.

Виктор Вахштайн: «Мысленно такой эксперимент можно пытаться провести: прикиньте круг своих ближайших друзей и прикиньте, кто из них друзья друг с другом. Максимальная связанность – это когда все друзья друг с другом – поздравляю, вы живете в гетто. Минимальная связанность – поздравляю, у вас нет друзей. Но задавать такой вопрос в массовом опросе невозможно, поэтому третий параметр, третья метрика, используется в этнографических исследованиях. Таких очень локальных «community studies», когда изучаются чаще всего территориальные сообщества».

В России падает доверие к госинститутам и людям в целом

Два раза в год Виктор и его коллеги производят замеры того, как устроены сети доверия и солидарности между людьми в нашей стране по выборке в 6000 человек разных возрастов из разных регионов. Делается это для сравнения данных с латинским и европейским «Барометрами» и наблюдения за изменениями в динамике социальных связей.

По словам исследователя, начиная с 2012 года, когда начали делать первые замеры, и вплоть до прошлого года, когда накопление социального капитала приостановилось, в российском обществе идет мощнейшая наработка социальных связей. За семь лет количество дружеских связей увеличилось более чем в два раза, количество знакомств увеличилось почти в три раза. То есть, с 2012 по 2019 год степень солидарности растет невероятными темпами. Такой динамики социологи не наблюдают ни в одной из европейских стран.

Виктор Вахштайн: «Так сильные и слабые связи, отчасти, начинают компенсировать неэффективность институтов государства. Поэтому в России мы обнаруживаем еще одну любопытную зависимость. Солидаризация людей друг с другом, расширение пакета социальных связей и сетей доверия у каждого отдельного гражданина Российской Федерации приводит к тому, что уровень доверия к институциям начинает стремительно падать».

Институции в Российской Федерации в порядке увеличения степени доверия:

  1. Судебная система.
  2. Муниципальная система.
  3. Правоохранительная система.
  4. Система здравоохранения.
  5. Законодательная система.

Вырисовывается зависимость: чем больше в обществе межличностного доверия, чем шире наши сети доверия, тем меньше мы доверяем формальным институциям. Кроме, пока, системы образования. Виктор предложил такую гипотезу: в теории Грановеттера основные форматы, где происходит образование социального капитала – это церковь и разного рода общественные организации. У нас же это, во-первых, институты образования – школы и университеты. Большинство контактов мы приобретаем в процессе обучения. И второе – это армия, как ни странно. «У нас армейским друзьям доверяют больше, чем женам», – добавляет Виктор.

Есть еще один параметр, от которого зависят экономические успехи страны в целом. Этот параметр называется «обобщенное доверие» или «доверие к человеческой природе». Условно говоря, это доверие ко всем незнакомым людям.

По словам социолога, исследования показывают: если люди в целом доверяют незнакомым, то государство серьезно экономит на транзакционных издержках, на контроле за исполнением сделок и так далее. Поэтому, государство должно инвестировать в доверие людям в целом, а не в расширение социальных связей. Ведь расширение социальных связей, как раз, подрывает доверие к государству.

Виктор Вахштайн: «Интересно, что в России доверие к людям в целом не просто стремительно падает. В какой-то момент нас выкинули из международной выборки исследования, потому что количество людей, которые доверяли незнакомым людям, в России стало меньше, чем ошибка выборки. Мы вылетели из trust-барометра, потому что у нас это 4,5%, а ошибка выборки – 5%. Бессмысленно измерять параметр, которого не существует.

Из года в год мы наблюдаем парадоксальную историю: невероятное расширение социального капитала, параметра межличностного доверия находятся в обратной корреляции параметру институционального доверия. Чем больше мы доверяем друзьям и знакомым, чем больше у нас друзей и знакомых, тем больше мы уверены, что в больницах нас зарежут, что государство нас ограбит, что полиция представляет угрозу нашей жизни и собственности, а не защищает ее.

В то же время, чем больше у нас друзей и знакомых, и чем сильней мы им доверяем, тем больше мы уверены, что люди в целом – законченные твари. Обобщенное доверие и институциональное доверие связаны друг с другом непосредственно. Обратным образом связаны с межличностным. Кроме нас есть только еще одна страна с таким странным набором взаимозависимостей – это Бразилия. Чем это объяснить, я не знаю. Вряд ли общностью исторического опыта».

Россия – страна технологического оптимизма

Российская Федерация остается на первом месте в рейтинге технологического оптимизма. Количество людей, у которых много социальных контактов, зашкаливает. Аналогично, зашкаливает количество людей, которые на вопрос «считаете ли вы, что в ближайшей перспективе развитие науки и техники решит все проблемы человечества, включая голод и геноцид», отвечают: «да, конечно».

По мнению социологов, отчасти это связано не с историческим техно-оптимизмом, идущим еще от Советского Союза, но с недоверием к институциям. Две самые одобряемые россиянами технологические инновации – робот-судья и беспилотный автомобиль.

Виктор Вахштайн: «Робот-судья – потому что не будет брать взяток, беспилотный автомобиль – потому что вы видели людей? Посмотрите, какие это сволочи. Видели, как они водят? Невозможно выехать на третье транспортное! Низкий уровень обобщенного доверия подстегивает доверие к беспилотному автомобилю, низкий уровень институционального доверия подстегивает доверие роботу-судье. Мы пока не спрашивали про робота-полицейского, но что-то мне подсказывает, что робокоп у нас тоже будет пользоваться большим общественным доверием».

Одна из ошибок технологической политики правительства РФ – они думали, что если инвестировать в технологическое community и развивать все, что связано с инновациями, наукой и техникой, – это будет один из способов создать диалог между государством и техногиками, особенно молодыми стартаперами, которые искренне верят в развитие технологий. В итоге получилось наоборот – у нас доверяют технологиям именно потому, что они позволяют сократить государственное присутствие.

При этом самая технофобская часть населения – это молодые люди в возрасте от 18 до 21 года. То есть искренняя вера в то, что цифровые аборигены, выросшие с технологиями, будут на них молиться – ошибочна. Молятся на технологии, по словам Виктора, люди от 35 до 45 лет. А самое активное освоение новых технологий ведут люди предпенсионного возраста, потому что это позволяет им сохраниться на рынке. Молодежь, которая выросла в технологическом мире, не воспринимает технологию, как что-то достойное «религиозного поклонения».

Коммунитарное доверие, возможно, сбалансирует ситуацию

Коммунитарное доверие – редкий тип социального доверия в России, но ученые уже отмечают, как оно начинает формироваться. Коммунитарное доверие – это доверие сообществу, а не каждому отдельному его члену. Яркий пример коммунитарного доверия – это доверие выпускников одного учебного заведения друг другу. Если учебное заведение действительно является серьезным образовательным институтом, то выпускники разных лет, даже не будучи непосредственно знакомы друг с другом, но зная, что этот другой человек прошел те же самые «пути страдания», будут уверены, что его уже можно брать на работу.

Виктор Вахштайн: «Мы проводили исследования для Всемирного банка по ПМИ – это поддержка местных инициатив. Выяснилось, что эксперименты, когда люди объединяются в какой-то местности и готовы скидываться, при условии, что им дадут еще столько же денег, сколько они собрали сами, чтобы реализовать какую-то местную инициативу, работают только там, где есть вот эти странные типы коммунитарного доверия. Доверия не институтам, не конкретным друзьям и знакомым и уж точно не человечеству в целом, а доверие сообществу.

Возможно, это моя гипотеза. Если мы будем дальше наблюдать рост коммунитарного доверия, то именно благодаря нему эта странная абсолютная диспропорция между недоверием к институтам и доверием ближайшим друзьям и знакомым будет немножко балансироваться».

Как коммунитарное доверие можно продюсировать?

Конечно же, сразу найдется немало желающих такой тип доверия посеять и развить среди членов своего сообщества – выпускников вуза, клиентов, сотрудников, слушателей курсов… Допустим, мы – образовательное учреждение, и мы хотим, чтобы наши выпускники разных лет взаимодействовали на тесном уровне доверия. Что нам делать?

Виктор Вахштайн: «Мое глубокое убеждение – его невозможно спродюсировать вообще никак. Потому что невозможно инсталлировать коммунитарное доверие. Самый большой эксперимент, когда такая попытка была сделана, это ГДР. Когда произошло объединение двух Германий, правительство Федеративной Республики Германия с удивлением обнаружило, что в восточной части есть абсолютное тотальное недоверие к любым государственным институтам. Единственным способом хоть как-то изменить ситуацию было просто тотально уволить всех, кто имел отношение к государству при ГДР, и заново инсталлировать все институциональные системы. Это сработало только в тех частях, где у людей уже существовали плотные доверительные связи друг с другом.

Коммунитарное доверие вырастает из межличностного и на протяжении долгих десятилетий отстраивается в коммунитарное. Его нельзя создать по щелчку пальцев, как и нельзя изменить отношение людей к государственным институтам, если на протяжении десятилетий они знали, что полиция грабит, а врачи убивают. Коммунитарное доверие это как в анекдоте про британский газон – сажаешь траву и поливаешь триста лет».

Дефицит доверия, дефицит роста

Одной из новостей прошлой недели стало падение рейтинга доверия президенту до исторических минимумов. По данным ВЦИОМа, он снизился до 31,7% по сравнению с 47,4% год назад. При этом доверие к остальным органам власти и политикам находится на еще более низком уровне. Подрыв доверия между властью и простыми гражданами имеет очень важные негативные последствия, которые напрямую отражаются на экономике.

Помимо увеличения политических рисков это приводит и к общему снижению доверия в обществе – не доверяющие своему правительству граждане менее склонны доверять и друг другу, а снижение общего уровня доверия в обществе уже имеет прямой негативный эффект на развитие экономики. В ставшем уже классическим исследовании французских экономистов показана связь между уровнем доверия и экономическим развитием. По их оценкам, доход на душу населения в России был бы на 69% выше, если бы уровень доверия был такой же, как в Швеции.

При этом технологические изменения последних лет ведут к тому, что роль доверия в экономике только растет. Относительная важность торговли простыми товарами, в отношении которых легко заключить исчерпывающий контракт, снижается. Все большую роль в экономике играет торговля технологически сложными товарами и услугами, связанными с человеческим капиталом, где отношения между контрагентами гораздо в большей степени основаны на доверии. В отношении нефти легко можно написать контракт, который четко прописывает объемы и химический состав покупаемой нефти, включая допустимое содержание хлора. Написать же контракт, который заранее гарантировал бы, что, скажем, лечение врача будет эффективным, программный продукт – удобным в использовании, а образование – качественным, практически невозможно. Во всех этих случаях гораздо большую роль играют репутация, рекомендации, повторяющиеся сделки и другие механизмы, основанные на доверии.

Доверие играет важную роль не только при заключении контрактов между фирмами, но и в эффективной организации работы внутри компаний. Высокий уровень доверия в обществе позволяет поддерживать более децентрализованную форму организации фирм, что позволяет добиться более высокой производительности и с большей эффективностью использовать новые информационные технологии. Даже уровень компенсации CEO и тот оказывается ниже при наличии высокого уровня доверия, так как это позволяет лучше решать агентские проблемы между собственниками и менеджментом компаний.

Исследования также показывают, что низкий уровень доверия приводит к более высокому уровню государственного регулирования – одному из важнейших ограничений в развитии бизнеса в России. И опять же этот эффект наиболее заметен в секторах, где важную роль играют технологии и человеческий капитал. В науке и образовании, к примеру, вместо отлично зарекомендовавших себя во всем мире механизмов, основанных на экспертной оценке (требующей доверия к мнению экспертов), используются всевозможные «объективные» наукометрические показатели, которые ведут к огромному количеству манипуляций и публикаций в мусорных журналах.

Но если констатировать диагноз низкого уровня доверия достаточно легко, то найти лекарство для этого недуга намного сложнее. Отчасти низкий уровень доверия сам по себе следствие экономических проблем. Еще один фактор – особенности системы образования, все еще основанной на копировании учениками и студентами материалов, преподносимых учителями, а не на самостоятельной работе в группах. Исследования показывают, что такой стиль преподавания также связан с более низким уровнем доверия.

Но в России одна из причин низкого доверия населения к власти в том, что власть сама явно демонстрирует недоверие к собственным гражданам. Всевозможные фильтры и прочие ограничения на участие в выборах, по сути, означают, что власти не верят, что избиратели способны сами сделать разумный выбор. Поэтому просвещенные муниципальные депутаты, избирком или суд должны сначала отобрать достойных кандидатов, а простым избирателям можно лишь выбрать между этими заранее подобранными кандидатами. Власти могли бы сделать огромный шаг по восстановлению общего доверия в стране, если бы сами наконец стали доверять своим гражданам. И с огромной вероятностью граждане ответят им взаимностью.

Автор — ректор Российской экономической школы

Как узнать, есть ли в вашем телефоне вирус, и как его удалить

Когда вы представляете себе хакеров, вы, вероятно, думаете о двух вещах: либо крупномасштабные атаки на предприятия, которые наносят многомиллионный ущерб, либо микрофишинговые атаки, которые преследуют наиболее уязвимых пользователей Интернета. Если вы, живущий в эпоху Интернета, уверены в полной защищенности своего устройства, то вам порой трудно представить себе вирус, сеющий хаос на вашем телефоне и незаметно добывающий ваши данные.

Но по мере того, как цифровая эра переключалась с настольных компьютеров на мобильные устройства, то же самое делали и хакеры. Сегодня ваш мобильный телефон также может быть уязвим, как и ноутбук. Так как же вы узнаете, есть ли на вашем телефоне вирус? Следите за явными признаками неоптимальной производительности, а затем эффективно устраняйте неполадки, чтобы удалить вирус.

Могут ли телефоны заражаться вирусами?

Телефон может заразиться вирусом. По мере того как в качестве персонального устройства популярность смартфонов обошла компьютеры, хакеры также воспользовались данной тенденцией: стали активно развиваться вредоносные программы для мобильных устройств. В то время как традиционный вирус воспроизводит себя во время работы, вирусы на мобильных устройствах нацелены на слабые места в вашей операционной системе для интеллектуального анализа данных, получения финансовой выгоды или повреждения сети.

Возможности обмена данными обычно блокируются между приложениями, но некоторые приложения были тщательно изучены на предмет неправильной обработки данных, в результате чего их пользователи являются более уязвимыми к этим типам атак.

8 признаков того, что ваш телефон заражен вирусом

В то время как некоторые вирусы просто ограничивают функции вашего телефона, другие имеют более злонамеренный умысел украсть и удалить ваши данные или сделать от вашего имени несанкционированные покупки. Зачастую, сложно сразу распознать вирус, так как вредоносное ПО может находиться в спящем режиме в то время, пока вы используете свой телефон привычным способом.

Некоторые проблемы, связанные с неоптимальной производительностью телефона, являются обычным симптомом его «износа». Однако эти симптомы также могут быть признаком того, что на вашем телефоне работает вредоносная программа. Если у вас есть проблемы с производительностью на вашем телефоне, устраните неполадки, попытавшись удалить вирус.

Эти 8 признаков указывают на то, что ваш телефон может быть заражен вирусом:

  1. Чрезмерное использование данных: зараженный телефон может иметь вирус, который незаметно работает в фоновом режиме и способен значительно увеличить общее использование данных.
  2. Мошеннические поборы: некоторые формы троянов могут увеличить ваш телефонный счет, т.к. могут сами совершать покупки в определенных приложениях, подписываться на премиум-аккаунты и т.д. – все это будущие доходы хакеров.
  3. Сбой приложений: если ваш телефон заражен, то это может привести к повторяющимся сбоям в работе приложений. Существует несколько причин, по которым приложения будут аварийно завершать работу, поэтому прежде чем предполагать худшее дважды проверьте, что ваше дисковое пространство не заполнено полностью, и у вас не работает одновременно слишком много приложений.
  4. Всплывающие окна:в то время как некоторые всплывающие окна являются нормальной функцией рекламы во время просмотра веб-страниц, но если ваш браузер закрыт, а вам часто показываются всплывающие окна, то это может быть признаком наличия на вашем телефоне рекламного ПО – типа вредоносных программ, целью которых является интеллектуальный анализ данных.
  5. Телефон намного быстрее разряжается: если вирус, например вредоносное ПО, работает в фоновом режиме во время нормального использования сотовой связи, то вы можете столкнуться с необъяснимо быстрым разрядом батареи по мере увеличения использования оперативной памяти вашего телефона.
  6. Неизвестные приложения: когда вы видите неизвестно откуда появившиеся приложения, то они могут быть вредоносными программами (или появиться в результате работы вредоносной программы). Трояны также могут «прикрепляться» к легальным приложениям с целью причинения ущерба.
  7. Перегрев: вредоносные программы могут потреблять много оперативной памяти и ресурсов процессора, что может привести к перегреву вашего телефона. Хотя это нормально, когда ваш телефон иногда перегревается, но постоянные перегревы могут быть сигналом опасности.
  8. Спам-тексты: распространенная форма вредоносного ПО, которую можно найти на мобильном телефоне, будет собирать конфиденциальные данные и пытаться также заразить ваши контакты, отправляя тексты с опасными ссылками и вложениями.

Типы мобильных вирусов

Наиболее распространенными мобильными вирусами являются рекламное ПО, шифровальщики, шпионские программы, трояны и черви. В то время как термин «вирус» стал широко распространенным термином для любого вида угрозы безопасности, на самом деле вирус представляет собой специфическую форму вредоносного ПО, т.е. это всего лишь один тип технологической угрозы.

Вирусы могут быть скрыты в легальных приложениях, фейковых электронных письмах или зараженных вложениях. Хакеры постоянно совершенствуют свое «ремесло», чтобы проникнуть в ваше устройство неожиданными способами во избежание обнаружения.

  • Рекламное ПО (Adware): в то время как некоторые всплывающие окна являются ожидаемой частью маркетинговых акций, все же резкий рост их количества может быть признаком наличия рекламного ПО. В лучшем случае они могут вызывать раздражение. В худшем случае такие вредоносные программы могут отслеживать вашу активность и получить доступ к вашему устройству для кражи данных.
  • Шифровальщик (Ransomware): впервые появившись на настольных компьютерах, шифровальщики шифруют личную информацию, чтобы пользователь не мог получить к ней доступ. Затем они требуют выкуп за доступ к зашифрованным файлам.
  • Шпионское ПО (Spyware): шпионские программы часто скрываются в, казалось бы, легальных приложениях. Затем программа-шпион загружается на ваше устройство и отслеживает вашу активность, местоположение, имена пользователей и пароли. Скорее всего, вы даже не заметите, что такая опасная программа появилась на вашем телефоне.
  • Троян (Trojan): троян на вашем мобильном телефоне обычно появляется в виде текстового сообщения. Затем он будет отправлять премиум-сообщения, увеличивая ваш телефонный счет. А совсем недавно, например, банковский троян проник на устройства с Android и стал перехватывать сообщения с личной финансовой информацией.
  • Червь (Worm): еще один вирус, распространяемый через текстовые сообщения, – червь, которому для распространения хаоса не требуется взаимодействие с пользователем. Его главная цель – распространить себя на как можно большем количестве устройств, чтобы хакеры могли загружать вредоносное ПО на телефоны и красть данные.

Как удалить вирус с iPhone

В то время как считается, что операционная система на iPhone очень безопасна, вирусы все же могут преодолевать встроенные системы безопасности, особенно на «перепрограммированных» телефонах. Чтобы удалить вирус с iPhone, начните с очистки истории данных. Если проблема не устранена, восстановите свой телефон с помощью старой резервной копии. Если вы все еще видите подозрительную активность, сбросьте телефон до заводских настроек (при этом стираются сохраненные данные и предполагаемый вирус).

Шаг 1: Очистите данные браузинга и историю.Откройте настройки, выберите ваш браузер, нажмите на кнопку для очистки истории и просмотра веб-сайтов.

Шаг 2: Восстановите ваш телефон с помощью резервной копии.Откройте настройки, затем Apple ID, выберите iCloud, затем перейдите к управлению хранилищем и резервным копиям. Выберите самую последнюю резервную копию и восстановите устройство.

Шаг 3: Сбросьте до заводских настроек.Это должно быть последним средством. Откройте Настройки и выберите раздел Общие. Там вы сможете найти возможность сброса с опцией удаления всего содержимого и всех настроек. В результате этого ваш телефон будет сброшен до заводских настроек.

Как удалить вирус с телефона Android

Из-за своего открытого исходного кода устройства Android особенно уязвимы для вредоносных атак. Антивирусное программное обеспечение – это самый надежный способ защитить ваш Android от вирусов. Чтобы удалить вирус с Android, сначала перезагрузите устройство в безопасном режиме.

Затем откройте Настройки и просмотрите недавно установленные приложения, чтобы попытаться найти любую подозрительную активность. Удалите все сомнительные программы и включите Play Protect. Периодически сканируйте устройство на наличие угроз и управляйте ими по мере необходимости.

Шаг 1: Очистите кэш.Выберите приложения и уведомления, затем найдите Chrome. Перейдите к его хранилищу и выберите опцию очистки кэша.

Шаг 2: Загрузите устройство в безопасном режиме.Нажмите и удерживайте кнопку питания. Когда появится диалоговое окно, выберите опцию перезагрузки в безопасном режиме.

Шаг 3: найдите подозрительные приложения.Откройте Настройки, выберите приложения и просмотрите установленные приложения, чтобы найти любые подозрительные загрузки. Если нашли подозрительное приложение, просмотрите информацию о нем и при необходимости удалите его.

Шаг 4: Включите Play Protect.В то время как антивирус является наиболее безопасным способом защиты вашего Android от вредоносных программ, Play Protect – это встроенная программа, которая может быть полезна в качестве вторичной меры защиты. Чтобы включить ее, выберите приложение Play Store, откройте меню в левом верхнем углу и включите опцию сканирования вашего устройства на наличие угроз безопасности.

Как защитить себя от телефонного вируса

В качестве первой линии защиты используйте антивирусное программное обеспечение для защиты вашего телефона от вредоносных программ. Будьте осторожны при установке новых приложений. Прочтите отзывы и внимательно ознакомьтесь с правилами и условиями использования интересующей программы, где может быть указано на доступ к персональным данным. Регулярно создавайте резервные копии вашего телефона, чтобы вы могли восстановить предыдущую версию, если вирус действительно проникнет в ваше устройство.

  • Загружайте только проверенные приложения: избегайте сторонних магазинов приложений. Это сводит к минимуму риск установки опасных приложений, выдающих себя за легитимное программное обеспечение.
  • Пользуйтесь безопаснымWiFi: всегда используйте защищенный Wi-Fi или VPN, что позволит защитить вас от хакеров, которые хотели бы перехватить поток ваших данных на телефон и с него.
  • Проверьте разрешения для приложения: прочитайте правила и условия использования перед загрузкой незнакомого приложения. Обратите внимание, что любое подозрительное приложение способно использовать личную информацию или изменять условия без предварительного уведомления.
  • Установите антивирусную программу:антивирус является лучшей защитой от мобильных вредоносных программ. Регулярно запускайте антивирусные проверки и удаляйте все обнаруженные угрозы.
  • Обновляйте вашу операционную систему: обновления операционной системы часто исправляют ошибки, обнаруженные в ее предыдущих версиях.
  • Не открывайте подозрительные сообщения: вредоносные программы могут приходить в виде вложений электронной почты, текстов и ссылок. Не нажимайте на незнакомые ссылки или сообщения, так как они могут быть шлюзом для фишинговых атак.
  • Не перепрограммируйте (jailbreak) ваш телефон: оставив ваш телефон в оригинальном состоянии, вы получаете необходимые обновления и патчи для своей операционной системы, поскольку iOS постоянно усиливает свою безопасность. Когда вы делаете джейлбрейк для вашего телефона, вы становитесь уязвимы для дыр безопасности, найденных в предыдущих версиях, а также опасностей, которые может представлять открытый исходный код.

Некоторые вирусы на мобильных телефонах дремлют до тех пор, пока не активируются, что позволяет им подключиться к как можно большему объему пользовательских данных прежде, чем они будут обнаружены. Антивирусное программное обеспечение может защитить ваши мобильные устройства от кибер-атак. Будьте бдительны при загрузке новых приложений и обращайте внимание на проблемы производительности, которые могут являться признаками работы вредоносных программ на вашем мобильном устройстве.

Оригинал статьи: How to Know If Your Phone Has a Virus + How to Remove It

Ссылка на основную публикацию