В Торонто будет создан умный город

Google строит в Торонто “умный” интернет-город

Автор фото, Sidewalk Labs

Google хочет изменить сам подход к городской жизни

В Торонто, вдоль восточной части набережной озера Онтарио, строится новый цифровой город. Возводит его Sidewalk Labs – фирма, принадлежащая Alphabet, материнской компании Google.

Этот проект, по словам компании, должен стать образцом урбанизма XXI века.

Впрочем, у многих он вызывает массу вопросов, главный из которых – не слишком ли далеко зашло сотрудничество между городскими властями и частной корпорацией.

Причем не просто какой-то корпорацией, а одной из крупнейших в мире информационно-технологических компаний, что не может не вызывать беспокойство.

  • “Город мусорной славы”: жители подмосковного Волоколамска требуют закрыть свалку
  • Ванкувер – город, где наркоманам разрешают принимать наркотики
  • Слау: плюсы и минусы жизни в городе мигрантов

Автор фото, Sidewalk Labs

Город, задуманный Sidewalk Labs, будет полагаться на множество датчиков

Sidewalk Labs обещает превратить заброшенный район на побережье озера Онтарио в оживленный мини-город, построенный целиком на основе интернета. Впрочем, пока еще неизвестно, когда именно город будущего будет достроен.

Дан Докторофф, глава Sidewalk Labs и бывший вице-мэр Нью-Йорка, заявил в интервью Би-би-си, что цель проекта – “сделать жизнь горожан более здоровой, безопасной, удобной и интересной”.

“Мы хотим создать образцовую модель того, какой может быть городская жизнь в XXI веке”, – говорит он.

Территория нового города будет усыпана датчиками, собирающими информацию – о движении транспорта, уровне шума и загрязнения воздуха, а также следящими за работой электросети и вывозом мусора.

Автор фото, Sidewalk Labs

Ожидается, что местные жители будут ходить пешком и ездить либо на велосипедах, либо на автоматических такси без водителя

Именно этот аспект проекта беспокоит людей – в том числе и вице-мэра Торонто Дензила Миннан-Вонга. Он, как и другие, задается вопросом: чего именно пытается достичь Sidewalk Labs?

“Какую именно информацию будет собирать компания и как она будет ее использовать? Это серьезный вопрос для Торонто”, – говорит он.

Sidewalk Labs заявила Би-би-си, что датчики не будут использоваться для мониторинга и сбора информации о жителях, а лишь будут помогать властям лучше понимать, что необходимо сделать в каждом конкретном районе.

Дензил Миннан-Вонг также обеспокоен тем, что компания не демонстрирует достаточной открытости в том, что касается собираемой ей информации.

“Sidewalk Labs говорит об открытости информации, но, например, ничего не сообщает о деталях своего соглашения с Waterfront Toronto”, – отмечает он.

Waterfront Toronto – организация, отвечающая за восстановление территорий, прилежащих к городскому порту.

Изначальный контракт между Sidewalk Labs и Waterfront Toronto затрагивает лишь примерно 5 гектаров земли у побережья, но, насколько известно, компания хотела бы заполучить всю территорию в районе порта, а в таком случае речь будет идти уже о 130 гектарах. Стоит ли предоставлять столь огромный кусок земли частной корпорации – открытый вопрос.

“У нас нет ясности даже по такому базовому вопросу: о какой именно территории идет речь, – подчеркивает Дензил Миннан-Вонг. – Идет ли речь о постройке недвижимости – или же это технологический проект? Мы этого просто не знаем”.

Миннан-Вонг не единственный человек, у которого много вопросов по поводу этого контракта.

Мариана Валверде, специалист по городскому праву при Университете Торонто, пишет на новостном сайте The Conversation: “Люди из Google не обращались к представителям мэрии нормальным, законодательно установленным путем, а вели секретные переговоры с независимой Waterfront Toronto”.

“Сотрудники мэрии, которые заметили, что даже их специалисты по развитию прибрежных районов не были проконсультированы, также отмечают, что в ходе этой сделки амбиции Google могут вступить в конфликт с местным законодательством и политикой”, – отмечает она.

“Например, городские власти следуют политики справедливого распределения городских заказов, что не позволяет крупной американской компании играть роль монополиста”, – подчеркивает юрист.

Подземные роботы

Многие предложения Sidewalk Labs звучат довольно радикально. Вот лишь некоторые из них:

  • основой городского транспорта должны стать самоуправляемые автомобили, которые будут контролироваться приложением в смартфоне;
  • архитектура будет основана на идее The Loft: интерьеры в рамках устойчивых внешних конструкций (построенных из древесины, а не бетона и стали) можно будет изменять в зависимости от потребностей жильцов;
  • чтобы убедить людей почаще выходить на улицу, над тротуарами и площадями будут автоматически открываться и закрываться пластиковые навесы, защищающие пешеходов от дождя, а кроме того, тротуары и велосипедные дорожки зимой будут подогреваться, чтобы на них не скапливались снег и лед.
Читайте также:  Ученые выяснили, что уровень доверия людей к роботам выше, чем предполагалось

Автор фото, Sidewalk Labs

Ссбором мусора и доставкой посылок займется целая армия подземных роботов

Автор фото, SideWalk Labs

У Sidewalk Labs есть и другие проекты: например, в Нью-Йорке компания установила стенды, раздающие wi-fi

Sidewalk Labs настаивает, что весь этот год отведен именно для консультаций с представителями городских властей, местными политическими деятелями и населением – для того чтобы этот проект в Торонто “серьезно изменил жизни людей к лучшему”.

Сам Дензил Миннан-Вонг не ходил на две предыдущие встречи с общественностью, организованные Sidewalk Labs, но по-прежнему относится к этому проекту скептически.

“Мне рассказывают, что эти встречи были отлично организованной презентацией, но на них довольно уклончиво отвечали на конкретные вопросы присутствующих, которые хотели узнать больше о деталях контракта”, – говорит он.

“Sidewalk Labs говорит о том, о чем хочет говорить сама компания, а не о том, что волнует граждан”, – уверяет вице-мэр.

Автор фото, SIDEWALK LABS

Sidewalk Labs делает ставку на “здания-конструкторы”: составные блоки будут изготавливаться на фабриках, а затем собираться на месте в нужной конфигурации

Уже ясно, что важную роль в этом проекте будет играть защита окружающей среды. Так, например, здания будут строиться из экологически чистых материалов и собираться на фабрике, чтобы избавиться от шумных и грязных стройплощадок. Sidewalk Labs заявляет, что создаст “целые районы дешевого жилья, которое можно будет возвести в кратчайшие сроки”.

Датчики будут разделять бытовые отходы, отправляя часть материалов на переработку для повторного использования, а часть – на анаэробное производство компоста. Таким образом, лишь минимальное количество отходов будет попадать на свалки.

Sidewalk Labs также будет помогать жильцам очищать и повторно использовать так называемую “серую воду” – бытовые стоки из раковины, ванны, душа и стиральных машин, обычно сливающиеся в канализацию.

В Канаде построят город, который будет знать о своих жителях все

Ex-редактор направления «Истории».

Дочерняя компания Google стремится создать в Торонто умный город будущего, который будет собирать огромное количество данных о местных жителях. Станет ли он самой высокотехнологичной и модной точкой планеты или окажется очередным реальным примером антиутопии?

В Кремниевой долине сделать устройство умным – значит добавить в него подключение к интернету, позволить ему собирать, отправлять и получать данные, обучаться и подстраиваться под предпочтения пользователей. Теперь у нас есть умные колонки, термометры, занавески и секс-игрушки, которые собирают информацию о нас и отправляют ее на сервера компании.

Вскоре у нас появится умный город: Sidewalk Labs, дочерняя компания Google, занимается его созданием – она собирается преобразить один из районов Торонто под названием Quayside.

Эта задумка далеко не нова – умная инфраструктура используется уже довольно широко. Тем не менее, планы компании просто поражают. Они не просто отремонтируют заброшенный берег Торонто, они превратят его в микрогород, оснащенный умными технологиями, которые будут использовать данные для всего – от урегулирования пробок до здравоохранения, жилищного строительства и выброса парниковых газов. Умные датчики будут теперь не только в наших матрасах, но и в стенах наших домов.

Фото: The Atlantic

Однако все эти данные требуют механизмов для сбора, и город, «который никогда не спит», привлек ряд обвинений против Sidewalk Labs и ее партнера по недвижимости Waterfront Toronto в пренебрежении конфиденциальностью и дезинформации жителей. В прошлом месяце четверо человек ушли из консультативного совета Waterfront Toronto и Sidewalk Labs из-за опасений по поводу неприкосновенности личной жизни.

«Люди должны знать, что в таком городе о конфиденциальности и речи быть не может», – сказала Анна Кавукян, проработавшая 16 лет уполномоченной по вопросам информации и приватности. До октября она была консультантом по проекту Quayside, но покинула свой пост после того, как Waterfront Toronto и Sidewalk отказались в одностороннем порядке запретить участвующим компаниям собирать пользовательские данные.

Почти каждое решение Sidewalk Labs сочетает в себе гражданское строительство и элементы сбора данных – в документе о видении это называется «повсеместным считыванием». Quayside будет сокращать выбросы углекислого газа не только при помощи тепловой сетки; в каждый дом и офис будут встроены умные термостаты Nest, которые используют датчики и прогностическое моделирование для автоматического изменения температуры в течение дня. Проблема с пробками будет решаться не только посредством создания большего количества пешеходных зон, но и с помощью установки всегда работающих камер в общественных местах, которые при помощи компьютерного зрения будут анализировать закономерности транспортного движения.

Читайте также:  diHouse начинает поставки электровелосипедов ADO

Даже улицы будут умными. К числу нововведений, предложенных для сокращения несчастных случаев на дорогах, можно отнести беспилотные автомобили, райдшеринг и «динамические улицы, которые собирают данные и реагируют на них». Камеры на светофорах будут регистрировать скорость каждого вида транспорта и прогнозировать аварии.

Фото: Business Insider

Город буквально построен для сбора данных о местных жителях и туристах, о чем Кавукян знала, когда соглашалась на должность консультанта. Ее беспокоит использование всех этих камер и датчиков для отслеживания людей на индивидуальном уровне – а именно для создания реальных версий личных профилей жителей.

Михей Лашер, глава по коммуникациям в Sidewalk Labs, заявил, что просьба Кавукян была нереалистичной. Он согласен с важностью конфиденциальности: «Мы не планируем собирать все данные жителей города и продавать их, мы не строим Сенсорвиль». Он также добавил, что уход Кавукян был «неожиданным».

Как Sidewalk Labs и Waterfront Toronto воплотят в жизнь план «повсеместного считывания» и не построят при этом «Сенсорвиль» – пока неизвестно. Но люди вроде Кавукян подозревают, что Quaside будет работать примерно так же, как работают другие корпоративные проекты: поведение пользователей будет анализироваться, продукты – совершенствоваться, а люди будут тратить больше денег. Если, например, повышенное количество пешеходных зон поднимет продажи в цепочке магазинов в Quayside, любая финансовая прибыль теоретически пойдет продавцам. Однако если данные людей являются ключевыми для генерации выручки, не должны ли они получать больше преимуществ, чем более быстрая дорога до офиса и чистый воздух?

Саадиа Музаффар, тоже покинувшая свой пост, считает, что Sidewalk Labs не объяснили пользователям, что их данные являются частью модели дохода города или компании.

Кроме того, ей кажется, что представители Sidewalk Labs не полностью информируют местных жителей; они фокусируются лишь на позитивных сторонах проекта и игнорируют вопросы о собственности и последствиях: «Тему данных они стараются объяснить чересчур сложно для понимания людей, хотя на самом деле все это можно сделать по-другому. Я считаю, что несправедливо консультировать людей по вопросам, которые они не понимают».

Фото: The Architect

Перед тем, как приступить к строительству Quayside, в Торонто проведут серию публичных слушаний, чтобы убедиться, что жители города не против. Начнутся они 1 ноября.

«Я думаю, важно отметить, что у проекта много целей – например, обеспечить жителей доступным жильем, создать устойчивый городской район, экономическую активность и новые рабочие места. Все это должно происходить наряду с политикой, которая защищает общественные интересы, в том числе в отношении данных. Но данные – лишь часть этого разговора», – сказал он.

Вероятнее всего, Quayside достигнет всех этих целей и станет прецедентом для будущих аналогичных проектов. Однако Sidewalk Labs придется переосмыслить не только закономерности движения и термостаты, но и набор правил для данных и приватности. До сих пор это является самой сложной частью проекта.

Квартал будущего: почему закрылся проект инновационного кластера в Канаде

Об эксперте: Артем Герасименко — урбанист, основатель Центра «Здоровые города», автор одноименного телегам-канала. В 2018—2019 годах возглавлял образовательную программу «Архитекторы.рф» Института «Стрелка». В 2016—2018 годах занимался разработкой реформ в Центре стратегических разработок (ЦСР). В 2014—2016 годах занимал должность руководителя проектов в Департаменте транспорта Москвы, где принимал участие в подготовке стратегии развития пешеходной и велотранспортной инфраструктуры города, разработке нормативных документов и государственных услуг.

Начало мая ознаменовалось большим ударом по технооптимистам: в Торонто отменили создание квартала будущего, еще пару лет назад называвшегося самым инновационным в мире. Речь идет о проекте дочерней компании Google Sidewalk Lab под названием Toronto Tomorrow — он должен был располагаться в восточной части города на набережной озера Онтарио на месте бывшей промышленной зоны. Подразумевалось вложение компанией собственных $1,3 млрд и привлечение $38 млрд для трансформации бывшей промзоны размером в 4 Га. Ее планировали превратить в «мир наступившего будущего» с новыми эффективными зданиями, самоуправляемыми автомобилями, велосипедными дорожками, встроенными в инфраструктуру датчиками, дистанционной медициной. Технологические решения должны были помочь сократить число вредных выбросов на 89% и задать новую планку в стандартах городской среды. Теперь этого не случится. По официальной причине — из-за роста рисков в экономике после пандемии коронавируса.

Читайте также:  Швейцарскими учеными создан гибкий робот

Имиджевым обозначением проекта было «Innovative Development and Economic Acceleration (IDEA) District», то есть — «Район инновационного развития и экономического ускорения». Было даже запланировано строительство профильного исследовательского института. Но предложенные инновации оказались не нужны ни городским властями, ни горожанам.

На самом деле проблемы копились давно. Против проекта выступили жители окружающих районов, опасавшиеся, что Google продолжит менять город и вне выделенных границ. Еще одна версия гласит, что группе местных девелоперов и политиков очень не хотелось терять контроль над перспективной и прибыльной площадкой, отдавая ее под управление корпорации, и они сделали ряд шагов для ухода инициатора проекта.

Здесь возникает вопрос о природе городских инноваций, их инициаторах, заказчиках и конечных потребителях, а также отношениях между ними.

В первую очередь разберемся с понятиями. Несмотря на распространенное мнение, инновации в городском развитии представляют из себя не только набор технологий. Словарь Уэбстера дает следующее определение инновациям — «новая идея, метод или устройство и процесс их внедрения».

От такого похожего явления как «изобретения» инновации отличает то, что они представляют что-то существовавшее и ранее, но на новом уровне качества, полезности или эффективности. Изобретениями называют создание чего-то совершенно нового. Понятный пример — изобретение телефонной связи и инновационный подход при создании смартфонов, объединяющих в удобной форме портативный телефон и множество других функций.

Под городскими инновациями подразумевается новый взгляд на использование ранее существовавших инструментов и возможностей. Появляются они не просто так, а с целью решить какую-либо проблему:

  • плохую экологию;
  • низкую популярность среди туристов;
  • малую подвижность горожан;
  • избыточные потребление электроэнергии зимой.

Типовых проблем существуют десятки, а с учетом различных комбинаций, географических и экономических ситуаций, универсальных рецептов нет.

Скоростной трамвай, козырьки от дождя над пешеходными улицами, полностью деревянные конструкции зданий — это инновации. Квартал Toronto Tomorrow в случае реализации включал бы максимальный набор подобных новшеств и представлял бы из себя самый совершенный смартфон. Именно поэтому его удобно рассматривать как витрину достижений инновационного градостроительства на рубеже десятых годов XXI века.

Соучастие в проектировании

В первую очередь необходимо изучить мнение тех, кого затрагивает городской проект: жителей окружающих районов и будущих пользователей проектируемой территории. Парадигма соучастия горожан в проектировании города родом из Великобритании середины XX века. Но при этом она все еще не является повсеместной практикой. Однако ряд примеров по всему миру подтверждает, что включение представителей разных социальных групп в обсуждения позволяют не только получить необходимые для работы данные, но и скорее сформировать доверие к самому проекту, обеспечив ему поддержку. Такие обсуждения могут инициировать как сами архитекторы, так и заказчики проекта — городские власти или застройщики.

От публичных слушаний соучастие отличает то, что людям предлагается не обсуждение готового проекта, а вклад в формирование его образа и дальнейшая доработка укрупненных деталей. К сожалению, организаторы обсуждений иногда сталкиваются с низким интересом или малой репрезентативностью мнений.

В Торонто постарались охватить максимум людей и за несколько первых месяцев были проведены интервью с 21 тыс. человек.

Экологичность

Следующая популярная сфера городских инноваций — экологичность. Мегаполисы в современном мире стали пространством возможностей по причине высокой концентрации людей с различными интересами и взглядами на жизнь. Правда, в погоне за плотностью застройки и скоростью перемещения большие города потеряли зелень и воздух, а созданные для обеспечения их жизнедеятельности цепочки производств и поставок дают колоссальный выброс углекислоты в атмосферу.

В обоих случаях инновационным считается подход переиспользования, то есть повторного включения в экономику созданных структур и уже использованных продуктов. Возможности для реабилитации городской экологии подарила уверенно пришедшая с концом XX века постиндустриальная экономика — заводы и фабрики, верфи и склады на территории города утратили свое значение, но созданная для них инфраструктура в виде зданий и коммунальных сетей осталась. Эти площадки стали новыми центрами притяжения, в первую очередь сферы креативных индустрий. Экономическая модель этого процесса, получившего название «джентрификация» строится на том, что постепенное преобразование ветхих построек и формирование социального и информационного капитала в перспективе дает большую капитализацию.

Читайте также:  Учеными калифорнийского университета создан наноробот

У процесса есть и обратная сторона — после достижения определенного уровня капитализации жизнь в обновленных зданиях и районах становится слишком дорогой, и им снова приходится искать новое место, чтобы повторить весь процесс, чтобы предотвратить рост неравенства и создать более социально сбалансированные районы.

На уровне работы с отходами также существует множество интересных решений: за последние годы многие города обзавелись департаментами для выстраивания экономики закрытого цикла, позволяющей с максимальной пользой использовать все ресурсы. В этой оптике город рассматривается как месторождение ценных ресурсов: неиспользованное в жилых домах тепло идет на обогрев тротуаров, собранное стекло измельчается и обрабатывается для добавления в бетон, из блоков разобранных старых зданий строят новые, сломанные офисные стулья чинят и сдают в аренду по подписке, а то, что использовать нельзя, сжигается для получения электроэнергии. Так, Нидерланды оценивают ежегодный объем этой сферы в масштабах страны в €7 млрд. При этом вредные выбросы снижаются на 10%, а экономия чистой воды составляет до 20%. При выстроенных цепочках сбора, переработки и повторного использования сырья и предметов возникают экономические стимулы и конкуренция за долю на рынке, которую власти стараются поддерживать.

Есть мнение, что деревянные дома — это варварское отношение к природе. Однако они, наоборот, представляют из себя экологичное и безопасное решение, набирающее популярность в европейских странах. Такие дома впитывают и нейтрализуют вредные выбросы СО2, тогда как во время производства кирпича и бетона они, наоборот, выделяются. В проекте в Торонто также предполагалось серьезное использование деревянных конструкций.

Включение в цикл городской жизни восполняемых природных ресурсов при нацеленности на экологичность — задача сугубо технологическая. Установка солнечных батарей, озеленение кровель и сбор дождевой воды в специальных резервуарах для дальнейшей поливки растений — полностью интегрируемые в городскую инфраструктуру решения. Каждое из них вносит свой вклад как в экологию, так и в экономику города за счет экономии ресурсов. Чтобы стимулировать озеленение крыш, в Германии были изменены нормы Строительного кодекса и Федерального закона об охране природы. Подобные нормативы введены и в других странах, что не оставляет им выбора, помимо установки на крышах солнечных батарей и обустройства газонов.

Мобильность

Отдельная большая тема в городских инновациях — мобильность. Соотношение типов мобильности очень сильно переплетено с вопросами не только экологии, но и благополучия людей. Всемирная организация здравоохранения в своих рекомендациях обозначает минимальную необходимую физическую активность в 150 минут в неделю и призывает развивать пешеходную и велосипедную инфраструктуру для создания стимулов больше двигаться в городе.

Параллельной мерой, постепенно внедряемой во многих мировых городах, можно назвать «дорожную диету» — постепенное снижение числа дорог для автомобилей в городе и развитие альтернатив в виде общественного или шерингового транспорта. Общественный транспорт уверенно шагает по пути автоматизации и экологизации там, где есть деньги на его обновление — помимо государства подобные вложения никто другой делать не намерен, так как они не окупаются в обозримой перспективе. Проекты последнего типа, предлагающие горожанам электроскутеры стабильно находятся в списке актуальных и быстро развивающихся стартапов. Секрет в их удобстве для преодоления «последней мили» — расстояния от метро до офиса или от вокзала до дома. Пока их обслуживание и подзарядка еще достаточно дороги, но быстрое развитие технологий предлагает новые и более удобные решения, а многие города все более приспособлены для подобного перемещения, так что электросамокатов, скорее всего, будет становиться все больше и больше.

Главная задача, которую необходимо решить перед внедрением инновации в устоявшуюся городскую среду — определить конечную цель ее использования. Попытка обогнать время и продемонстрировать возможности может дорого обойтись при условии, что не решается ни одна реально существующая проблема. У компании Sidewalk Labs такая цель была, заключалась она в формировании крупного актива в виде штаб-квартиры и полигона для тестирования технологий на территории Канады. Однако у городских властей, потенциальных соседей и жильцов будущего квартала цели оказались другими. Это привело к остановке проекта, в подготовку и обсуждения которого с тысячами людей было вложено $50 млн.

Читайте также:  Google создали базу данных, объединяющую записи синтезированных голосов

Инновации в российских городах

В российской практике инновационный подход к городскому планированию в целостном виде тоже пока не приживается. Флагманский проект технологического кластера «Сколково», задуманный как отечественная Кремниевая долина, пережил долгий процесс конкурса предложений архитектурных бюро с мировыми именами, получил гибридную концепцию и образ «городской деревни» для студентов и ученых с приоритетом пешеходного и велосипедного движения. В итоге через кластер проходят широкое асфальтовые дороги и есть дефицит важных для жизни нынешних и будущих общественных пространств.

Другая громко анонсированная инновация тоже не получилась — беспилотный электроавтобус на территории так и не был толком запущен. Отдельный вопрос вызывает система управления: систему муниципального самоуправления, которая по закону должна осуществляться на территории любого жилого поселения, заменил особый правовой статус с корпоративной системой, в которой у жителей (в конце 2019 года их число достигло 730) представительства и права голоса практически нет. С другой стороны, солнечные батареи и системы сбора дождевой воды здания «Гиперкуб» и открытость кампуса Сколковского института дают понять, что на уровне отдельных зданий и проектов внедрение инновационных решений было успешным.

Такая же история и с другим наукоградом XXI века — Иннополисом в Татарстане. Тут мы видим оторванность от других населенных пунктов, подземные пешеходные переходы, разделяющие жилые дома и спортивную площадку, шоссе и перегороженные заборами газоны. Здесь, в отличии от Сколково, есть мэр, который стремится решать ежедневные проблемы.

Яркие и в значительной степени устоявшиеся программы развития городских пространства «Комфортная городская среда» и «Малые города и исторические поселения» от Минстроя тоже инновационным не назовешь — они все больше напоминают переродившийся механизм плановой экономики с квазиконкурсными процедурами и меняющимися в процессе правилами. Мнение жителей и пользователей изучается, но не повсеместно и часто в спешке. Итогом является, скорее, обновление существующих площадей или улиц, придание им красоты и свежести, но редко с использованием прорывных решений.

Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

В Канаде построят город, который будет знать о своих жителях все

Дочерняя компания Google стремится создать в Торонто умный город будущего, который будет собирать огромное количество данных о местных жителях. Станет ли он самой высокотехнологичной и модной точкой планеты или окажется очередным реальным примером антиутопии?

В Кремниевой долине сделать устройство умным – значит добавить в него подключение к интернету, позволить ему собирать, отправлять и получать данные, обучаться и подстраиваться под предпочтения пользователей. Теперь у нас есть умные колонки, термометры, занавески и секс-игрушки, которые собирают информацию о нас и отправляют ее на сервера компании.

Вскоре у нас появится умный город: Sidewalk Labs, дочерняя компания Google, занимается его созданием – она собирается преобразить один из районов Торонто под названием Quayside.

Эта задумка далеко не нова – умная инфраструктура используется уже довольно широко. Тем не менее, планы компании просто поражают. Они не просто отремонтируют заброшенный берег Торонто, они превратят его в микрогород, оснащенный умными технологиями, которые будут использовать данные для всего – от урегулирования пробок до здравоохранения, жилищного строительства и выброса парниковых газов. Умные датчики будут теперь не только в наших матрасах, но и в стенах наших домов.

Однако все эти данные требуют механизмов для сбора, и город, «который никогда не спит», привлек ряд обвинений против Sidewalk Labs и ее партнера по недвижимости Waterfront Toronto в пренебрежении конфиденциальностью и дезинформации жителей. В прошлом месяце четверо человек ушли из консультативного совета Waterfront Toronto и Sidewalk Labs из-за опасений по поводу неприкосновенности личной жизни.

«Люди должны знать, что в таком городе о конфиденциальности и речи быть не может», – сказала Анна Кавукян, проработавшая 16 лет уполномоченной по вопросам информации и приватности. До октября она была консультантом по проекту Quayside, но покинула свой пост после того, как Waterfront Toronto и Sidewalk отказались в одностороннем порядке запретить участвующим компаниям собирать пользовательские данные.

Почти каждое решение Sidewalk Labs сочетает в себе гражданское строительство и элементы сбора данных – в документе о видении это называется «повсеместным считыванием». Quayside будет сокращать выбросы углекислого газа не только при помощи тепловой сетки; в каждый дом и офис будут встроены умные термостаты Nest, которые используют датчики и прогностическое моделирование для автоматического изменения температуры в течение дня. Проблема с пробками будет решаться не только посредством создания большего количества пешеходных зон, но и с помощью установки всегда работающих камер в общественных местах, которые при помощи компьютерного зрения будут анализировать закономерности транспортного движения.

Читайте также:  Американской девочкой создан робот-мусорщик, идентифицирующий пластиковые предметы

Даже улицы будут умными. К числу нововведений, предложенных для сокращения несчастных случаев на дорогах, можно отнести беспилотные автомобили, райдшеринг и «динамические улицы, которые собирают данные и реагируют на них». Камеры на светофорах будут регистрировать скорость каждого вида транспорта и прогнозировать аварии.

Город буквально построен для сбора данных о местных жителях и туристах, о чем Кавукян знала, когда соглашалась на должность консультанта. Ее беспокоит использование всех этих камер и датчиков для отслеживания людей на индивидуальном уровне – а именно для создания реальных версий личных профилей жителей.

Михей Лашер, глава по коммуникациям в Sidewalk Labs, заявил, что просьба Кавукян была нереалистичной. Он согласен с важностью конфиденциальности: «Мы не планируем собирать все данные жителей города и продавать их, мы не строим Сенсорвиль». Он также добавил, что уход Кавукян был «неожиданным».

Как Sidewalk Labs и Waterfront Toronto воплотят в жизнь план «повсеместного считывания» и не построят при этом «Сенсорвиль» – пока неизвестно. Но люди вроде Кавукян подозревают, что Quaside будет работать примерно так же, как работают другие корпоративные проекты: поведение пользователей будет анализироваться, продукты – совершенствоваться, а люди будут тратить больше денег. Если, например, повышенное количество пешеходных зон поднимет продажи в цепочке магазинов в Quayside, любая финансовая прибыль теоретически пойдет продавцам. Однако если данные людей являются ключевыми для генерации выручки, не должны ли они получать больше преимуществ, чем более быстрая дорога до офиса и чистый воздух?

Саадиа Музаффар, тоже покинувшая свой пост, считает, что Sidewalk Labs не объяснили пользователям, что их данные являются частью модели дохода города или компании.

Кроме того, ей кажется, что представители Sidewalk Labs не полностью информируют местных жителей; они фокусируются лишь на позитивных сторонах проекта и игнорируют вопросы о собственности и последствиях: «Тему данных они стараются объяснить чересчур сложно для понимания людей, хотя на самом деле все это можно сделать по-другому. Я считаю, что несправедливо консультировать людей по вопросам, которые они не понимают».

Перед тем, как приступить к строительству Quayside, в Торонто с 1 ноября проводят серию публичных слушаний, чтобы убедиться, что жители города не против.

Вероятнее всего, Quayside достигнет всех этих целей и станет прецедентом для будущих аналогичных проектов. Однако Sidewalk Labs придется переосмыслить не только закономерности движения и термостаты, но и набор правил для данных и приватности. До сих пор это является самой сложной частью проекта.

Google строит города: высотки из дерева, умное ЖКХ и подогрев асфальта

Главный проект Sidewalk Labs – сестринской компании Google – план жилого квартала в Торонто (Канада). В октябре 2018 года Sidewalk Labs выиграла конкурс на застройку Quayside и Villiers Island – премиальной площади у воды. Sidewalk Labs – дочка компании Alphabet, которая, в свою очередь, является материнской компанией Google. На сегодня как Google, так и Sidewalk Labs – под крылом Alphabet.

План застройки района в Торонто, который также называют IDEA District, предложенный Sidewalk Labs, – это многоэтажные (до 30 этажей) многофункциональные деревянные постройки для жилого и коммерческого использования. Ноу-хау зданий – возможность изменяться и подстраиваться под среду. За основу взяты колонны, образующие квадраты, пространство между которыми заполняется массивами из древесины. К слову, она набирает популярность в американском строительстве: достаточно сказать, что в 2016 году в Миннеаполисе даже запустили проект T3 – самое большое деревянное офисное здание в США.

В Торонто же пошли дальше и будут следить за тем, из какого конкретно дерева была произведена та или иная часть балки или панели. Все деревья, которые будут использоваться в проекте, – местные, канадские. При этом стены и полы в зданиях можно двигать в зависимости от нужд, а строительство таких стандартных блоков занимает на 35% меньше времени по сравнению с обычной стройкой из железа и бетона. Согласно плану Sidewalk Labs, 40% нового жилья в районе будет относиться к категории «доступного», что повышает инклюзивность, хотя обычно считается, что с приходом технологических гигантов цены на недвижимость подскакивают до небес и начинается резкое расслоение жителей, как это произошло в Сан-Франциско.

Читайте также:  Компанией Wiliot разработаны «умные» этикетки

В районе предусмотрена штаб-квартира Google, школа, торговые плазы, офисы и помещения для мелкой торговли. Сам же район будет функционировать по принципу максимально экологичного с нейтральным выбросом углекислого газа в атмосферу. Здесь будет налажена инфраструктура для велосипедистов и беспилотных автомобилей, будут работать подогрев асфальта, автоматическая доставка почты, солнечные батареи и система добычи геотермальной энергии, а также системы хранения и распределения электричества и разделения мусора, автоматический нагрев и охлаждение помещений, легкое метро.

По замыслу архитекторов, эти инновации позволят среднему хозяйству из двух человек экономить около $4000 в год. В районе также планируется создать 44 000 рабочих мест, лишь 20% из которых займет технологический сектор.

Глава лаборатории-разработчика Даниэль Докторофф заявляет, что это будет не просто самая экологичная застройка в Северной Америке, но и пример того, как с помощью технологий можно решать такие урбанистические проблемы, как «формирование сообществ» и «рост цен на ренту», следствием которого является снижение «количества возможностей» для жителей городов. А глава городских систем в Sidewalk Labs Рит Аггарвала вообще говорит, что «если рассматривать город как платформу, а дизайн как способность людей быстро ее менять, точно так, как мы кастомизируем свои смартфоны, то можно сделать город более аутентичным, так как он не будет отражать лишь центральный план», а будет быстро трансформироваться в зависимости от нужд жителей.

Однако такой на первый взгляд инновационный подход вызвал широкую критику среди жителей Торонто. Во-первых, многих смущает то, что урбанистический ландшафт рассматривается и даже открыто сравнивается с потребительским продуктом, таким как смартфон. Во-вторых, горожане озабочены растущей экономической экспансией цифровых гигантов: с помощью накопленных данных о пользователях, а также с помощью опыта накопления этих данных они начали брать на себя функции, которые традиционно исполнялись местными правительствами. По мнению жителей Торонто, это означает, что цифровые компании вмешиваются в демократический процесс, отчего контроль за принятием решений становится не демократическим, а корпоративным. И, наконец, главный вопрос – в то время как Sidewalk Labs с интересом рассказывает, что в IDEA District будет бесплатный интернет для всех и датчики на каждом дереве, чтобы собирать нужную информацию о динамике жизни в районе и распределять ресурсы с умом, многие граждане Канады озабочены вопросами сбора, хранения и распространения личной информации о жителях и гостях страны.

В свою очередь Sidewalk Labs описывает ситуацию как совершенно безопасную, ведь от любого человека, чьи данные будут собираться, будет получено согласие, а собранные данные будут храниться в независимой компании, которая, согласно плану, не будет иметь отношения ни к Google, ни к правительству, ни к заинтересованным коммерческим и рекламным структурам. Однако местные жители подчеркивают, что согласие на сбор информации пользователи почти всегда дают, не читая пользовательского соглашения, а значит, ежеминутная слежка будет, по сути, установлена без их четкого понимания происходящего. Заявления же о независимости компании, где будет храниться виртуальная копия жизни района 24/7, вызывают лишь улыбку.

Выслушав эти вопросы, Докторофф парирует, что помыслы создателей проекта с самого начала были сосредоточены на проблемах изменения климата, что на обычные здания и районы в Торонто приходится до 60% выбросов углекислого газа в атмосферу и все усилия лаборатории направлены на то, чтобы решить именно эти проблемы, а также создать прецедент экологичной застройки, которая может стать примером для других городов. К тому же, отмечает Докторофф, в проекте Sidewalk Labs учтены возможные изменения климата, а среда разработана с учетом того, чтобы оставаться комфортной даже в условиях необычайного похолодания или потепления.

Для привлечения еще большего внимания к проекту Sidewalk Labs наняла две студии, Snøhetta и Heatherwick, которые отвечают за эстетическую составляющую девелопмента. В архитектурном мире Snøhetta славится верой в упрощенную идею о том, что вопросы с изменением климата можно решить с помощью дизайна, а студия Томаса Хезервика в свою очередь пытается с помощью дизайна решать социальные задачи. В итоге на поверхности все выглядит идеально, а визуальные модели будущего умного района в Торонто, построенного из дерева, напоминают идиллические картины Брейгеля, которые приятно радуют глаз уютом, теплым светом, вечным карнавалом, полезностью для жителей и климата.

Читайте также:  Новое стоматологическое кресло способно определить состояние пациента

Тут вам и улыбающиеся соседи, и здоровый образ жизни в свободное и приятное от работы время. Эдакая технодеревня в центре современного мегаполиса, обладающая функциональным суверенитетом, построенная на основе экономики данных и управляемая алгоритмами.

Однако алгоритмы, суверенитет и экономика данных – именно то, что смущает канадцев сегодня, ведь по сути получается, что жителям Торонто продают идею о том, что спасти планету от глобального изменения климата можно, лишь обменяв на этот шанс полный объем информации о каждом своем действии. С другой стороны, ясно, что даже самые продвинутые и демократичные правительства вряд ли могут сравниться с цифровыми компаниями в вопросах сбора и обработки данных, которые могут сыграть критическую роль в решении проблем изменения климата и рационального использования ресурсов.

А потому сотрудничество этих двух миров в любом случае неизбежно.

Можно ли погрузить человека в спячку?

Ни один фильм о межзвездных путешествиях не обходится без погружений в глубокий сон. «Прометей», «Пассажиры», везде мы видим, как главные герои пробуждаются в кабинах гибернации, перезапускают свою хрупкую физиологию из длительного состояния неподвижной окаменелости — зачастую с извержением желудочных жидкостей, то есть попросту рвотой. Этот жестокий процесс, судя по всему, имеет смысл. В конце концов, люди не погружаются в спячку по своей природе. Но небольшая группа ученых пытается побороть природу и погрузить человека в искусственную спячку. В случае успеха они могут отсрочить старение, вылечить опасные для жизни болезни и вывести нас на Марс и за его пределы.

Космос слишком большой для обычных путешествий сквозь него.

На прошлой неделе группа экспертов собралась в Новом Орлеане, чтобы изучить возможность погружения людей в «синтетическую» гибернацию, то есть искусственную спячку. Ученые учатся у природы, пытаясь понять факторы, которые приводят к гибернации и повторному пробуждению у животных.

Что такие гибернация

Что может быть лучше для преодоления долгих отрезков жизни в условиях угрожающего холода и нехватки еды, чем погружение в глубокую бессознательность? Большая часть животного мира уходит в зимнюю спячку: медведи, белки, ежи. Даже наши двоюродные братья из приматов, толстохвостые лемуры, резко снижают уровень метаболизма, когда запасы пищи сокращаются.

Как насчет нас? Хотя мы, к сожалению, не погружаемся в спячке, некоторые «чудеса» предполагают, что метаболическое глубокое замораживание может помочь сохранить наши поврежденные тела на благо будущего.

В 1999 году радиолог Анна Багенхольм провалилась под лед во время катания на лыжах в Норвегии. К моменту спасения, она была подо льдом более 80 минут. По общему мнению, клинически она была мертва — ни дыхания, ни пульса. Температура ее тела упала до беспрецедентных 13,7 градуса по Цельсию.

Однако когда врачи постепенно нагревали ее кровь, тело медленно заживало. На следующий день сердце было перезапущено. Через двенадцать дней она открыла глаза. В конечном итоге она полностью восстановилась.

Случай Багенхольм — лишь одна из подсказок к тому, что у людей есть способность восстанавливаться из сильно подавленного метаболического состояния. В течение многих лет врачи применяли лечебную гипотермию, понижая температуру тела на несколько градусов в течение нескольких дней, чтобы помогать пациентам справляться с травмами мозга или эпилепсией в замедленном состоянии.

Быстрое охлаждение помогает сохранить ткани, которые были отрезаны от кровоснабжения, поэтому они требуют меньше кислорода для функционирования. В Китае эксперименты удерживали людей в замороженном состоянии до двух недель.

Обещание терапевтической гипотермии настолько большое, что в 2014 году NASA заключило партнерство с SpaceWorks из Атланты и предоставило предварительное финансирование гибернатору для космических путешествий для миссии на Марс.

Хотя полет в космос длится всего несколько месяцев, помещение астронавтов в неактивное состояние может сильно сократить необходимое количество пищи и размер среды обитания. Погружение в сон может также предотвратить серьезные побочные эффекты от низкой силы тяжести, такие как изменения в токе спинномозговой жидкости, негативно влияющей на зрение. Прямая стимуляция мышц, которую любезно будет осуществлять колыбель гибернации, может предотвратить потерю мышц в условиях нулевой гравитации, а глубокое состояние бессознательности может потенциально свести к минимуму психологические проблемы, такие как скука и одиночество.

Читайте также:  Новинки от Infinix популярной серии HOT уже в продаже

Проект перешел во вторую стадию финансирования, но к нему осталось много вопросов. Один из них связан с тем, что длительная гипотермия ужасно сказывается на здоровье: могут появляться сгустки крови, кровотечение, инфекция, печеночная недостаточность. На космическом корабле без сложных медицинских приспособлений эти осложнения могут быть фатальными.

Другая проблема заключается в том, что мы не до конца понимаем, что происходит с животным, когда оно переходит в спячку. Именно это пытались решить на конференции в Новом Орлеане.

Биологическое вдохновение

Доктор Ханна Кэри из Университета Висконсина считает, что возможность погружения людей в спячку нужно искать не в медицине, а в природе.

Кэри изучает привычки гибернации наземной белки, мелкого всеядного грызуна, который бродит по североамериканским прериям. С конца сентября до мая наземная белка зимует в подземных норах, переживая суровые зимы.

Так выглядит разница между космическими объектами. Только представьте себе какое между ними расстояние.

«Тот факт, что гибернация возможна в родословной приматов, делает возможными биомедицинские открытия, применимые к людям», говорит она.

Одно из любопытных наблюдений, сделанных Кэри, состоит в том, что низкий уровень метаболизма не длится всю зиму. Периодически спящие животные выходят из состояния оцепенения на полдня, повышая температуру своего тела до нормального уровня. Однако животные все еще не едят и не пьют в течение этих периодов.

«Первоначально спячка считалась продолжением сна, но физиологически она отличается, потому что ваш метаболизм полностью замедляется, хоть и сохраняется», говорит оксфордский нейробиолог доктор Влад Вязовский, выступавший на конференции. «Торпор (оцепенение), этот чрезвычайный метаболический вызов, похоже, что-то делает с мозгом или телом, совмещая сон с восстановлением».

Нейробиологи давно пытаются собрать полный список преимуществ сна. К примеру, исследования показывают, что сон помогает мозгу очистить токсичные отходы в лимфатической системе и позволяет «перезагрузиться» синапсам мозга. Если спячка сама по себе приводит к состоянию недосыпа, может ли периодическое погружение в сон с этим помочь?

Мы пока не знаем. Но Кэри считает, что результаты исследований животных показывают, что в поисках человеческой гибернации изучение биологии природных гибернаторов даст больший результат, чем применение медицинских практик на основе гипотермии, то есть переохлаждения.

Искусственное погружение в сон

В то время как Кэри и Вязовский исследуют, как спячка помогает животным оставаться здоровыми, доктор Маттео Серри из Университета Болоньи в Италии выбрал несколько иной путь: как искусственным путем вызвать оцепенение у животных, которые не прибегают к спячке?

Ответ может скрываться в небольшой группе нейронов в области мозга raphe pallidus. Поскольку метаболизм резко замедляется во время спячки, гормональные и мозговые механизмы, вероятно, запускают этот процесс.

Еще в 2013 году его команда ученых была одной из первых, кто погрузил крыс в состояние спячки. Обычно эти животные не спят зимой. Им вводили химическое вещество в raphe pallidus, чтобы ингибировать активность нейронов. Эти нейроны обычно участвуют в «терморегуляторной защите от холода», говорит Серри, то есть вызывают биологические реакции, противодействующие снижению температуры тела.

Затем крыс помещали в темную, холодную комнату и кормили пищей с высоким содержанием жиров — она, как известно, снижает скорость метаболизма.

Выключение защитных нейронов на шесть часов приводило к резкому падению температуры в мозгах крыс. Их сердечные ритмы и артериальное давление также замедлялись и снижались. В конце концов, рисунок волн мозга стал напоминать рисунок волн животных в состоянии естественной спячки.

Человек должен высыпаться.

Самое интересное было в том, что когда ученые прекратили «лечение», крысы восстановились — уже на следующий день у них не было признаков аномального поведения.

Предыдущие попытки вызвать торпор у животных, которые не впадают в спячку, потерпели неудачу, но в этом исследование было показано, что ингибирование нейронов в raphe pallidus имеет важное значение для индуцирования торпороподобного состояния.

Читайте также:  Новый смартфон от Samsung со сгибающимся дисплеем вскоре появится на рынке

Если эти результаты будут подтверждены на примере более крупных млекопитающих, появится смысл переходить и к погружению в спячку людей. Серри и другие работают над дальнейшим анализом контроля мозга над оцепенением и как взломать его, чтобы погрузить мозг в спячку.

Погружение человека в состояние спячки, гибернации, анабиоза — называйте это как хотите — еще далеко от реальности. Но результаты исследований постепенно выявляют молекулярные и нейрональные факторы, которые могут в теории обеспечить нам состояние глубокой заморозки.

Согласитесь, это было бы интересно. Расскажите в нашем чате в Телеграме.

Ввести человека в спячку по-прежнему невозможно

Специалисты из NASA утверждают, что люди могут впадать в спячку по аналогии с тем, как это делают животные. Возможность анабиоза позволила бы космонавтам совершать длительные межгалактические путешествия, обеспечив экономию всех видов ресурсов.

Помимо космических преимуществ, изобретение способа, вводящего человека в спячку, станет настоящим прорывом в медицинской сфере. Врачи смогут выигрывать время, необходимое для подготовки к сложным операциям в случаях с тяжелобольными пациентами.

Однако, несмотря на то, что многие специалисты сходятся во мнении, что долговременный анабиоз человека – вполне осуществимая процедура, в настоящее время человечество не располагает механизмами реализации этой концепции.

Справочно. Анабиоз – это замедление всех функциональных процессов в организме на определенное время, спровоцированное внутренними или внешними факторами. Помимо медведей, в спячку способны впадать некоторые виды белок и птиц, летучие мыши. Достигается естественный механизм анабиоза за счет понижения температуры тела, замедляющего или прекращающего течение большинства процессов в организме на промежуток от нескольких дней до нескольких месяцев.

Цель анабиоза в мире фауны – помочь животному пережить суровые условия зимы. Этого удается достичь благодаря сокращению частоты сердечного ритма вплоть до нескольких ударов в минуту. При таких условиях организму не нужны вода и пища, а жировые запасы помогают сохранить жизнеспособность до окончания спячки.

Стоит отметить, что медицине удалось достичь определенных успехов в вопросе достижения состояния анабиоза у человека. Технология, получившая название терапевтической гипотермии, позволяет снижать температуру на несколько градусов. Это, в частности, помогает пациентам легче переживать инсульты и сердечные приступы. Понижение температуры способствует замедлению всех процессов в организме, через некоторое время человек теряет сознание.

Слабость существующих технологий по замедлению процессов заключается в том, что специалистам пока не удается преодолеть тонкую грань между бессознательным состоянием пациента и его смертью. По этой причине анабиоз на данном этапе остается экспериментальным явлением, требующим дополнительных лабораторных исследований и экспериментов.

Несколько лет назад специалисты корпорации SpaceWorks Enterprises стали авторами доклада, раскрывающего возможности использования гипотермии для совершения космических полетов длительной продолжительности. По предварительным оценкам экспертов, продолжительность полета на Марс приблизительно составит от 6 до 10 месяцев. Если экипаж все это время будет находиться в режиме бодрствования, им будут расходоваться многие ресурсы: вода, электричество, пища. В условиях космоса любые резервы должны использоваться как можно более экономно, обеспечивая продолжительность и безопасность полета. Кроме того, чем легче груз на корабле, тем проще им управлять, и тем меньшая нагрузка возлагается на все его узлы.

Если членов экипажа удастся ввести с состояние анабиоза, их метаболизм замедлится более чем на 60%. Это позволит сэкономить на всех ресурсах и повысить шансы на удачное завершение экспедиции.

Известно, что многие микроорганизмы могут пребывать в замороженном состоянии на протяжении сотен лет, полностью сохраняя свою жизнеспособность. Однако человек повторить это не может.

Дело в том, что как только организм достигает температур, способных ввести его в состояние глубокой заморозки, он погибает. Это происходит из-за разрушения клеточной структуры образующимися ледяными кристаллами.

Ученые утверждают, что проблему можно решить, заменив все жидкости, курсирующие внутри человеческого тела, специальным антифризом, препятствующим гибели клеток. Пока специалисты смогли лишь протестировать технологию, заморозив 50 мл человеческой ткани, сохранив ее характеристики. Возможно, уже в ближайшие годы человечество познакомится с новыми технологиями, которые позволят продлить жизнь человека и улучшить ее качество, наделив медицину широким спектром дополнительных возможностей.

Ссылка на основную публикацию